• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

ГЛАВА 1 БОГАТЫЙ ПАПА И ЧЕРЕПАХИ НА ПУТИ К ФИНАНСОВОЙ СВОБОДЕ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 

Начнем с самого простого – с книги, в которой подвох виден невооруженным взглядом. Обычно таких книг, как творение Куртиса Фейса «Путь черепах: из дилетантов в легендарные трейдеры», я не покупаю и не читаю. Но вдруг пришел мой папа – а он любит поиграть на фондовом рынке – и принес ее. Уверял, что нашел книгу, в которой доказывается, что играть на фондовом рынке можно научить любого. Поскольку для меня было очевидно, что это неверно, захотелось заглянуть вглубь книги и объяснить папе, в чем подвох. Глубоко копать не пришлось. Первый подвох скрывался в самом названии. Английское «Way of the Turtle» («Путь черепахи ») было переведено на русский как «Путь черепах». Улавливаете, в чем разница? Черепаха – одна, а черепах – много. Кажется, что целая группа дилетантов превратилась в легендарных трейдеров и их успех можно выдать за метод. Если же черепаха одна такая, то это больше смахивает на случайность.

Дальше – больше. Все начинается с того, что два «легендарных», как уверяет автор (ну любит он это слово!), трейдера поспорили о том, каждого ли можно научить играть на фондовом рынке и выигрывать. Один трейдер, разумеется, считал, что каждого, а другой уверял, что нет. Тот, который верил в идею, решил набрать команду добровольцев и научить. Обученным обещали, что им дадут в управление по миллиону долларов. На объявления в ведущих финансовых изданиях откликнулись тысячи человек, из них было отобрано всего несколько. Вы думаете, случайным образом? Ведь именно так нужно было бы отбирать людей, чтобы доказать, что обучить можно любого . Ничего подобного: «Среди первых черепах были: человек, интересовавшийся играми и теорией игр, редактор руководства по ролевой игре Dungeons and Dragons («Подземелья и драконы»), крайне популярной в начале 80-х; обладатель научной степени по лингвистике из Чикагского университета; человек, торговавший зерном в компании Cargill и бывший в годы учебы в школе чемпионом штата Массачусетс по шахматам; несколько человек с опытом трейдинга; бухгалтер; профессиональный игрок в бакгаммон

 и блэкджек» [Фейс  2007, с. 15]. Выбор отнюдь не случайный: домохозяек нет, интеллект участников эксперимента весьма высокий, большинство уже имеют отношение либо к фондовому рынку, либо к интеллектуальным играм. Затем оказывается, что из этих «интеллектуальных сливок» общества не все успешно прошли обучающий курс: по миллиону выдали отнюдь не каждому. Через какое-то время уволили и большинство тех, кому его все-таки выдали, – у них дело не пошло.

Наконец, совсем как в романе Агаты Кристи «Десять негритят», остался «один черепах» – тот самый, который и написал книгу, да и тот признается, что, скорее всего, цель эксперимента была совсем в другом: набрать дилетантов, торговля которых шла бы через один счет с торговлей постановщика эксперимента. Их и его заявки рынок тогда бы не смог отличить, а следовательно, для его собственной игры была бы создана дымовая завеса. При этом не хотелось, чтобы новички много потеряли, поэтому их кое-чему все же обучили. Вот чем закончился эксперимент на тему, любого ли можно обучить выигрывать на фондовом рынке. В остальном за красивой оболочкой скрывается банальнейшая книга по психологии инвестирования и техническому анализу, но если бы оболочки не было, кто б купился и кто б ее купил?

P.S.  Насколько успешной была торговля «самого главного черепаха», в книге не упоминается…

Автор бестселлера «Богатый папа, бедный папа» тоже уверяет, что богатым может стать каждый . На самом деле, если даже и каждый, то есть любой, то не все . Есть одно «но», как в торговле акциями, так и в обогащении другими способами. Если на нерастущем рынке одни выигрывают, то другие проигрывают, ибо торговля на таком рынке – это так называемая игра с нулевой суммой, если использовать термин из теории игр. Она перестает быть таковой, только если фондовый рынок растет. Но его рост в долгосрочной перспективе отражает темпы роста мировой экономики и сильно оторваться от нее не может, иначе за взлетом последует коллапс. То же самое касается и создания богатства любыми другими методами: его рост в среднем по стране завязан на увеличение ВНП, так что у всех  быстро разбогатеть не получится. Преуспеть могут только отдельные личности, заведомое меньшинство. Однако у Кийосаки всегда найдется пример – Майкл Джордан или Билл Гейтс. То, что это «черные лебеди» (по выражению Нассима Николаса Талеба), то есть крайне редко встречающиеся особи, и такие примеры-исключения ничего не доказывают, нигде не упоминается. Напротив, Кийосаки уверяет: примеры «говорят о том, что разбогатеть может каждый» [Кийосаки, Лектер  2006, с. 160].

Как я уже говорила, в книге противопоставляются «бедный» (но образованный) и «богатый» (но необразованный) отцы: бедный советовал работать в корпорации, богатый – владеть ею. (То есть вновь мы сталкиваемся с вариациями на тему «лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным».) Бедный отец говаривал: «Любовь к деньгам – корень всех зол», а богатый считал: «Корень всех зол – отсутствие денег». Бедный утверждал: «Дело не в деньгах», а богатый напутствовал: «Деньги – это власть». Бедный любил повторять: «Я небогат, потому что у меня есть вы, дети», богатый же считал наоборот: «Я должен быть богат, потому что у меня есть вы, дети». Первый думал, что «наш дом – наше самое большое капиталовложение», второй не сомневался, что «если дом – это капиталовложение, то у человека будут серьезные денежные проблемы». Бедный отец всегда говорил: «Я никогда не буду богатым», а богатый всегда считал себя богатым, он называл себя богатым, даже когда обанкротился после крупной финансовой неудачи [Там же , с. 20, 27, 29, 30, 31]. Мало вам?

В чем же заключаются советы богатого папы? Разбогатеть – дело нехитрое: «Актив – это то, что приносит деньги, пассив – это то, что отбирает деньги. И это все, что вам требуется знать. Если вы хотите разбогатеть, просто старайтесь всегда покупать активы» [Там же , с. 89]. На первый взгляд совет разумный, но вот только все ли это, что «вам требуется знать»?

Пассивами Кийосаки считает дом для жизни (но не для сдачи в аренду). По его мнению, владение слишком дорогим собственным домом вместо того, чтобы делать инвестиции, приводит к трем неприятностям: «Потеря времени. В это время другие активы могут повыситься в цене. Потеря капитала, который можно было бы куда-то вложить… потеря образования… поскольку нет денег на инвестиции, их не вкладывают, то есть остаются несведущими в деле инвестирования…» [Там же , с. 104]. Все это шито белыми нитками. В зависимости от ситуации все может оказаться и наоборот: дом может повыситься в цене, а другие активы – потерять стоимость. Разобраться в этом можно, только оценив возможные альтернативные вложения. Кийосаки прав в одном – отвлечение денег на потребление вместо превращения их в инвестиционный капитал не способствует сколачиванию состояния к старости.

Итак, Кийосаки за покупку активов. Активы приносят деньги, которые можно снова отправить в активы. И «вскоре доход от активов возрастет настолько, что вы сможете начать более сложное инвестирование. А такие инвестиции могут дать прибыль от 100% до бесконечности. Инвестиции в пять тысяч могут превратиться в миллион или даже в большую сумму. Но такие инвестиции средний класс называет “слишком рискованными”. Однако инвестирование – это не риск» [Кийосаки, Лектер  2006, с. 109].

Вот так-то! Доходность даже не до  100%, а от ! И это не риск! Как здесь не захотеть куда-нибудь вложиться? Если же у вас сбережений нет, то не беда, разбогатеть можно, и ничего не вкладывая: «часто из ничего за секунду можно сделать миллионы. Говоря “ничего”, я имею в виду, что деньги не переходили из рук в руки… взмах руки в биржевом зале; сигнал на экране торговца в Лиссабоне, полученный из Торонто; звонок брокеру, чтобы купить акции и через какой-то момент продать» [Там же , с. 151]. Хотите – попробуйте!

Как же разбогател Кийосаки или ушлый главный герой книги? (Автобиографична ли книга или она все же выдумка, мы не знаем.) Первые деньги были действительно сделаны из воздуха. В Фениксе, где Кийосаки одно время жил, «дома, стоившие когда-то 100 000 долларов, теперь оценивались в 75 000 долларов. Но вместо того чтобы покупать такие дома в местном агентстве по торговле недвижимостью, я начал работать в конторе, занимавшейся банкротствами в судах. Здесь дом за 70 000 долларов можно было иногда купить за 20 000 долларов и меньше. 2000 долларов, которые ссудил мне на 3 месяца под 200 долларов мой друг, я проплатил как первый взнос за первый дом, а чек отдал доверенному поверенному (он представляет банк при банкротстве задолжавшего ипотечника. – Е.Ч. ). Пока покупка оформлялась, я дал объявление в газете, рекламируя продажу дома ценой 75 000 долларов всего за 60 000 долларов, но без торга. Телефон разрывался от звонков. Потенциальные покупатели появлялись один за другим, а так как собственность юридически была моей, все потенциальные покупатели имели возможность приехать взглянуть на дом. Это было хорошим подспорьем. Наконец дом был продан. Я запросил две с половиной тысячи за оформление сделки, которые мне тут же вручили. Я вернул своему другу 2000 плюс 200 долларов. Он был доволен, покупатель дома был доволен, доверенный поверенный был доволен, и я был доволен. Я продал дом за 60 000 долларов, а мне он обошелся в 20 000 долларов. 40 000 долларов оказались в моей колонке “актив”… На то, чтобы их заработать, у меня ушло 5 часов» [Там же , с. 152–153].

О чем этот рассказ? О том, как наш герой, грубо говоря, надул прежнего владельца дома. Ведь дом стоил не меньше 60 000 долларов, это подтверждает ажиотажный спрос при этой цене. Однако юридическая контора, которая занималась продажей недвижимости обанкротившихся должников, продала его своему сотруднику за треть справедливой стоимости, а тот «за пять часов» перепродал по рыночной цене. Всего он смог совершить «шесть таких сделок» и заработать 190 тысяч [Там же, с. 154]. При этом его денег ни в одной из сделок не было. «Деньги – это всего лишь договоренность », – заключает Кийосаки [Там же , с. 156]. Если это происходило в реальности, то это кейс о коррупции и дело для уголовного разбирательства, а не пособие по инвестированию! Чему же мы научились – тому, что махинации могут быть сверхприбыльными? А никто и не сомневался.

Другой совет из той же оперы: «Я всегда делаю предложения с оговорками. Когда речь идет о недвижимости, мое предложение всегда заканчивается словами “действительно в случае одобрения деловым партнером”. Правда, я никогда не уточняю, кто мой деловой партнер. Большинство и не подозревает, что это моя домашняя кошка. Если они принимают предложение, а мне эта сделка не нужна, я звоню домой и говорю с кошкой. Это абсурдное заявление я делаю для того, чтобы показать вам, насколько до смешного проста эта игра» [Кийосаки, Лектер  2006, с. 251]. А вот еще: «Один мой друг искал участок земли. У него были деньги, но не было времени. Я нашел больший участок, чем ему был нужен, позвонил другу, и тот сказал, что хочет купить его часть. Я купил весь участок и продал столько земли, сколько он захотел. Оставшаяся часть земли оказалась моей бесплатно» [Там же , с. 253].

Но вернемся к недвижимости. Еще один дом в штате Орегон был куплен у владельцев, которые жили в Германии и хотели от него избавиться. Кийосаки предложил за здание, стоившее 450 тыс. долларов, 275 тыс. Владельцы согласились на 300 тыс. долларов. Через два года дом был перепродан за 495 тыс. [Там же , с. 162]. Инвестирование – это просто! Дело за малым: 1) определить, какой рынок будет расти, а не падать в течение следующих нескольких лет; 2) найти владельцев недвижимости, которые ничего в ее стоимости не понимают, хотят избавиться от нее за 2/3 рыночной цены, и купить у них дом тихой сапой, без конкурентов. Другой пример удачных «инвестиций» выглядит так: «я купил участок пустой земли за 9000 долларов и тут же продал его за 25 000 (и смог быстрее купить себе “порше”)» [Там же , с. 234–235]. Где водятся такие участи, умалчивается.

Инвестиции в акции – это тоже просто. Кийосаки покупает «рискованные акции частных компаний, которые только собираются выходить на биржу в США или Канаде. Вот вам пример того, как можно быстро получить прибыль. Сто тысяч акций покупаются за двадцать пять центов до выхода компании на биржу. Полгода спустя компания начинает котироваться, и эти акции уже стоят по два доллара. Если компания хорошо управляется, цена продолжает расти и акции могут подняться до двадцати долларов каждая. Бывает, что наши двадцать пять тысяч превращаются в миллион меньше чем за год» [Там же , с. 164].

Бывает, наверное, и наоборот. Опять же все элементарно: найдите компанию, которая через полгода сделает IPO, и уговорите ее владельцев продать вам акции за 1/8 их стоимости после IPO! Для сравнения: есть репутационные инвестиционные фонды, которые входят в капитал компании незадолго до IPO, своими инвестициями они как бы удостоверяют качество компании для простых инвесторов. Так вот профессионалам на торговле репутацией удается заработать примерно 15% (по отношению к цене размещения) за полгода. После IPO акции обычно подскакивают в среднем еще процентов на 15. Итого получается 30%. А Кийосаки – инвестор без репутации – знает, как превратить 25 тыс. в миллион. Правда, на его долю «пришлось немало неудач» и он «никому не советует следовать этому примеру» [Тамже , с. 165]. Все же какова доходность с учетом неудач? И как насчет того, что разбогатеть может каждый ? То – каждый , то – никому не советую . Как в анекдоте, где Чебурашка жалуется: «как сбегать за пивом – так “Чебурашечка миленький”, как дать глотнуть – так “прорва ушастая”».

Но есть пример и менее рискового инвестирования в акции: «часто мой брокер звонит мне и советует вложить большую сумму денег в акции компании, которая, как он считает, вот-вот сделает какой-то шаг, который увеличит стоимость акций, – например, представит новую продукцию. Я вкладываю туда деньги на срок от недели до месяца, пока акции растут в цене. Потом я забираю первоначально вложенную сумму, и колебания цен на рынке перестают меня беспокоить…» [Кийосаки, Лектер  2006, с. 237]. Понятно, что нужно делать? Вкладывать, пока акции растут, а перед тем как начнут падать – деньги изымать. Опять просится анекдот – любимый анекдот моего клиента. Пришел как-то зайчонок к мудрому филину и попросил подсказать, как ему быть, – зайчонка в лесу все обижали. «А ты заделайся ежиком», – предложил филин. Недоумевающий зайчонок спросил: «Ежиком? А как?» «Я стратег, а не тактик!» – последовал ответ. На следующей странице своей книги Кийосаки признается: в среднем из 10 вложений он выигрывает 2–3 раза, 5–6 заканчиваются ничем, а еще 2–3 – провалом. То есть как «заделаться ежиком», он не знает.

Последовательностью автор не отличается. Нас сначала призывают не рисковать, потом снова – рисковать: «Большинство людей так боятся потерять деньги, что они никогда не выигрывают… они играют по-маленькой и не рискуют… Основная причина того, что у более чем 90% американцев денежные проблемы, – это их стремление “не проиграть”, вместо того, чтобы стремиться к победе» [Там же , с. 198]. Для сведения: к тем, кто стремится не проиграть, относится и Уоррен Баффетт. Кто читал мою книгу о нем, наверное, помнит, что одно из правил Баффетта – не потерять ни на одной из инвестиций. И ничего, заработал в результате 50–60 млрд долларов. Так что стратегию «не потерять» рано списывать со счетов.

Кийосаки предлагает инвестировать, «чтобы победить, а не для того, чтобы не проиграть» [Там же,  с. 206], а для этого… пользоваться приказом «стоп-лосс» (дословно – «остановить убыток»). Инвесторов-новичков, наступивших на грабли стоп-лосса, не сосчитать. Единственное, от чего он гарантирует, так это от проигрыша всей суммы сразу. Использование стоп-лосса без надлежащего опыта, и в особенности на падающем рынке, сродни отрезанию хвоста по частям.

Отдельно хочется отметить ужасающий язык повествования «Бедного папы…». Соавтор Кийосаки, некая Шэрон Лектор, выражается, например, так: «с моей точки зрения как матери и бухгалтера…» [Там же,  с. 21]. Вспоминается легендарная товарищ Парамонова из стихов Александра Галича: «говорю я вам, как мать и как женщина…» Не могу не процитировать и перлы, из которых финансовая безграмотность авторов так и прет: «Если бы в школах объясняли, что такое деньги, в стране было бы больше денег и ниже цены…» [Там же,  с. 72]. На самом деле, когда в стране больше денег, то цены выше, а не ниже.

«Бедный папа, богатый папа» – относительно безобидная книга, если судить по тому, сколько денег хочет вытянуть из вас автор. Кийосаки всего лишь пытается продать вам настольную игру, упражняясь в которой, вы якобы поймете, как сойти с «крысиных бегов» – так он называет зарабатывание на жизнь тяжелым трудом. Не все «мотивационные» бестселлеры так безобидны, в чем мы убедимся на примере следующей книги.

Трактат «Путь к финансовой свободе» Бодо Шефера – немецкий аналог «Богатого папы, бедного папы». И идеология, и содержание примерно те же. Тоже личный опыт. Тоже «я очень богат, а вы?» (своего рода «если ты такой умный, то почему такой бедный?»). Тоже «у меня был наставник… и я разбогател», которое плавно перетекает в «вам нужен наставник… людям, у которых нет денег, не хватает хорошего наставника…» (читай: «наймите Бодо Шефера, и вы разбогатеете»). Книга, разумеется, бестселлер. Как уверяет автор, она переведена на 50 языков и продана совокупным тиражом 2,5 млн экземпляров.

Обложка оформлена замечательно. Сверху на большой желтой полосе красными буквами написано: «Первый миллион за 7 лет», а внизу: «Богатство – это право, данное нам от рождения». Это цитаты из книги. Нижняя продолжается так: «Достойная жизнь в обстановке финансовой свободы – это наше естественное предназначение» [Шефер  2006, с. 5]. О том, почему этим «правом» и «предназначением» в силу объективных обстоятельств смогут воспользоваться далеко не все, мы уже говорили, когда разбирали «Богатого папу…». Не будем повторяться. Достойное оглавление: одна из глав так и называется – «Практические рекомендации для получения первого миллиона».

Шефер – мастер по использованию приемчиков, почерпнутых из психологических книжек на тему «если вы чего-то не получили, то не сильно хотели». Человек, который не может сколотить состояние, оказывается, в глубине души считает деньги злом [Там же , с. 19]. В главе «Почему не все люди богаты?» читателя уверяют: «Жизнь похожа на магазин, который торгует по рассылке товарами из каталога. Он посылает нам то, что мы заказали» [Там же,  с. 73]. «Чтобы четко определить, что такое богатство, необходимы три вещи: вы должны знать точную цифру, должны написать ее и превратить в зримые образы» [Там же,  с. 73]. Это и есть три  вещи. «Если вы возьмете на себя ответственность, то через семь лет будете состоятельным человеком» [Там же,  с. 49].

А как вам такой рассказ одного из участников семинара Шефера? «“Я нашел фотографию людей, которые у нас на фирме зарабатывали больше миллиона в год. Мне непременно хотелось быть среди них. Я вырезал из фотографии голову одного из них и вклеил туда свою собственную. Много дней подряд я постоянно смотрел на эту фотографию, а потом на некоторое время закрывал глаза и представлял себе, как буду чувствовать себя в компании этих преуспевающих людей, куда я смогу поехать, что буду есть и пить, каково все это будет на вкус и на ощупь. Примерно через год я почувствовал, что обязан добиться своего. Это стало настоятельной потребностью. За счет этого мне явилось столько энергии, сколько я и представить себе не мог. До тех пор, пока я был сосредоточен на своей цели, у меня не могло возникнуть ни страхов, ни сомнений”. Cпустя шесть лет он достиг своей цели. А тот, чью голову он вырезал из фотографии, уволился» [Шефер  2006, с. 75].

Немного отступлю от Шефера и замечу, что книг, призывающих действовать подобным образом, – великое множество. Например, авторы книжицы с названием «Я чертовски богат. Я богат. Я богат. Я богат. Как получить от жизни все, что хочется», призывают читателей мурлыкать песенку, слова которой совпадают с заглавием книги [Poley, Poley  1999].

Наполеон Хилл, автор вышедшей в 1937 году и до сих пор популярной книги «Думай и богатей», определяет, например, такие этапы на пути к богатству: желание, вера, самовнушение, специальные знания, воображение, планирование, решение, настойчивость, мозговой центр, секс и сублимация, подсознание, интеллект, шестое чувство [Хилл  2008]. Это именно шаги к успеху , а не факторы, на него влияющие, как логичнее было бы подумать. Если вы полагаете, что в главе «Специальные знания» речь идет о специальных знаниях, необходимых для инвестирования, то вы не угадали – там тоже о психологии: разбираются такие вопросы, как «штудии и самоконроль», «учиться никогда не поздно», «знание – это так легко» и подобные. Какие же знания нужны, узнать так и не удается. К тому же приводится пример «необразованного» Генри Форда. Когда он не смог ответить на один из вопросов журналистов, то сказал: «Почему я должен забивать свою голову глупостями, чтобы доказать, что могу ответить на любой вопрос, когда у меня есть люди, обеспечивающие меня любым знанием, которое мне требуется?» Не забивайте себе голову лишними знаниями.

Наш «фигурант» Шефер уверяет нас, что люди, накопившие большие состояния, «научились рассматривать свои цели (речь идет о денежных целях. – Е.Ч .) как абсолютную необходимость» [Шефер  2006, с. 79]. Возможно, он и прав. Но вот ведь в чем закавыка. Из тех, кто страстно желает денег, богатеют лишь некоторые. И если сделать большие деньги «абсолютной необходимостью», то как больно будет падать потóм, если цель не достигнута, а в этом был весь смысл жизни.

И как же разбогатеть по Бодо Шеферу? Просто: избавиться от долгов, увеличить свои доходы, начать копить, а накопленное инвестировать под высокие проценты. Ничего нового придумать не удалось. Кстати, я поддерживаю такой подход. В теории.

«Экономия сделает вас миллионером» [Там же,  с. 191]. Как же избавиться от долгов? Сам Шефер начал жить на пять марок в день, «не считая, конечно, расходов на квартиру, телефон, машину, страховку и т.д.» [Там же,  с. 142], и постепенно погасил все долги. Это «и т.д.» мне нравится. Те расходы, которые не вошли в этот бюджет, относятся на «и т.д.». Ну да ладно. Пять марок – это примерно три доллара, это было давно, поэтому удвоим эту сумму в расчете на инфляцию, получим 6, пусть даже 10 долларов. 300 долларов, или 9000 рублей в месяц по нынешнему курсу. Не знаю, можно ли сейчас взрослому мужчине прожить в городе на 9000 рублей в месяц даже при строжайшей экономии. Но я помню, как я пыталась прожить в Москве на 105 рублей в советских деньгах. 55 рублей составляла стипендия на экономическом факультете МГУ, еще 50 досылали родители. Я помню, что моя бывшая репетитор по русскому языку говорила мне тогда, что из этой суммы нужно каждый месяц 10 рублей откладывать, чтобы к отпуску набралось 110 рублей. У меня не получалось откладывать, хотя я не покупала одежду и обувь, – это было совершенно нереально. Плата за общежитие, проездной на троллейбус, проездной на метро, субсидируемый на 50% обед в студенческой столовой, еда на ужин и завтрак, ручки, тетрадки, кое-какие книжки, колготки, зубная паста, мыло, недорогая косметика, междугородние переговоры... Килограмм апельсинов стоил рубль сорок – их я изредка могла себе позволить (но это была почти половина дневного бюджета!), а вот килограмм свежего мяса (три рубля) – уже нет. Деньги не только не скапливались – их не хватало. Дыру в бюджете удавалось заткнуть, если что-нибудь присылал дядя или когда я ездила к родителям на каникулы, – траты сразу сокращались. Я тогда на личном опыте поняла, что чтобы скопить, нужно зарабатывать, а не отказывать себе в новых чулках и ходить в штопаных. Так что Бодо Шефер прав, нужно избавиться от долгов и начать откладывать, только, наверное, не с любым доходом это получится.

«Экономность – добродетель всех богачей», – вторит Шефер «Богатому папе». В пример приводятся Джон Темплтон и Уоррен Баффетт, при этом в отношении Баффетта вскользь замечено, что «если бы 40 лет назад вы инвестировали 10 тыс. долларов в фонд Уоррена Баффетта, то сегодня они превратились бы в 80 млн долларов» [Шефер  2006, с. 184]. Не все богачи экономны, не все экономные превратились в Темплтона и Баффетта, и, наконец, только задним числом понятно, в чей фонд надо было инвестировать 40 лет назад, – тогда фамилию Баффетт никто не слышал.

Что касается увеличения доходов, то рецепт Бодо Шефера прост: «возьмите самый лучший месяц в своей жизни и умножьте заработок за этот месяц на 12. А теперь увеличивайте этот максимальный заработок еще на 10%. Такой способ вам не нравится?» [Там же,  с. 83]. Такой способ нам нравится. Но не поделитесь секретом, как это сделать? И что делать тем, у кого бизнес цикличный? И как быть, когда уходишь в отпуск? Все это сопровождается такими мудрыми и конкретными советами, как «заявите о себе как об эксперте», «сделайтесь незаменимым», «станьте человеком, для которого нет проблем», «придерживайтесь определенных принципов и в соответствии с ними принимайте решения» и т.п.

А теперь об инвестировании сэкономленного. Глава, посвященная инвестированию, называется «Чудеса сложных процентов», и в ней действительно речь идет о чудесах. «Как часто вы хотите удваивать свои сбережения?» – задает совсем не риторический вопрос автор (он и впрямь думает, что правильный вопрос должен содержать слово «хотите».) Шефер сосчитал: если вы вложите деньги под 12%, то ваши деньги удвоятся за 10 лет, если под 15% – то через 5 лет, а если под 20% – то через 4 года. «Если вложить 100 евро, то что мы получим через 30 лет при ставке в 7, 12, 15 и 20 процентов? 7% – 7612 евро, 12% – 29 960 евро, 15% – 66 212 евро, 20% – 237 376 евро» [Шефер  2006, с. 201].

Вы не пробовали вложить деньги под 20% годовых на 30 лет? Нет? Я знаю всего трех  человек во всем мире, которые показывали при вложениях в акции доходность свыше 20% годовых на протяжении длительного срока. Это Уоррен Баффетт, его ныне покойный друг Вальтер Шлосс и отошедший от дел Питер Линч. Последний, правда, показал такую доходность на горизонте 14 лет. Лишь несколько десятков человек обыгрывают среднерыночную доходность, которая на длительном горизонте в США составляет 9% (а не 12%, как утверждает Шефер), на 3 процентных пункта в год, то есть лишь считаное количество профессионалов умеют инвестировать под «гарантированные» 12%. К тому же обычному инвестору нельзя запросто присоединиться к фонду, которым управляют такие мастера. Такие фонды, как правило, закрыты для новых пайщиков (компания Баффетта Berkshire Hathaway – исключение). Паи таких фондов являются котируемыми, то есть их можно купить на рынке по рыночной цене, которая значительно выше «номинала» (стоимости чистых активов на один пай). Так что, несмотря на то что фонд может зарабатывать и 12%, новому пайщику не стоит ожидать доходности выше среднерыночной.

Кроме того, нельзя забывать, что среднерыночная доходность измеряется в номинальном выражении , в ней сидит примерно 2,5–3 процентных пункта инфляции. Таким образом, в реальном выражении среднерыночная доходность составляет 6–6,5%, а асы, за очень редкими исключениями, делают не больше 10%. Если вы вложитесь в индексный фонд, то на горизонте 30 лет будете, скорее всего, иметь рыночные 9% в номинальном выражении, минус 1 процентный пункт – это минимальная комиссия управляющего фондом – минус инфляция; то есть 5–5,5% в реальном выражении. О каких 20% может идти речь?

Кстати, по поводу реальных ожиданий относительно возможной доходности очень внятно высказался сам Баффетт, который был еще более пессимистичен. Он объясняет, что инвесторы в целом как группа могут рассчитывать только на весьма скромные доходы, которые зависят от прибыльности реального бизнеса и темпов его роста: «Вы должны быть чересчур оптимистичными, чтобы верить, что рост корпоративных прибылей как процента от ВВП будет превышать 6% в год. С одной стороны, снижать прибыли будет конкуренция, которая все еще жива и хорошо себя чувствует. С другой стороны, существует социальная постановка вопроса: если инвесторы в акции в целом захотят съесть большую долю американского экономического пирога, то каким-либо другим группам достанется меньшая доля. А это вызовет политические проблемы – и, на мой взгляд, крупного передела пирога просто не случится… Скажем, если ВВП растет на 5% в год, то 3% из них – это реальный рост, а 2% – инфляция... 5%-ный рост ВВП – это ограничивающий фактор доходности, которую получат инвесторы… Непреодолимое обстоятельство состоит в том, что стоимость актива, независимо от его характера, в долгосрочной перспективе не может расти быстрее, чем его прибыли…

Если бы мне нужно было выбрать самую вероятную доходность от роста курса акций и дивидендных выплат, я бы сказал, что инвесторы в среднем – я повторяю, в среднем – при стабильных процентных ставках, 2%-ной инфляции и высоких, всегда болезненных транзакционных издержках заработают 6%. Если же очистить номинальный доход от инфляционного компонента... то это будет 4% в реальном выражении. И если цифра 4% неверна, то, я полагаю, этот процент будет, скорее всего, ниже, а не выше» [Buffett, Loomis  1999].

Уговорив читателей, «так и быть» инвестировать под 20%, Шефер вдруг пускается в теоретизирование на тему того, чем отличаются инвестиции от спекуляций. Его эффектная формула «инвестор зарабатывает деньги, а спекулянт их выигрывает» [Шефер  2006, с. 228] мне нравится, но в разряд спекуляций у Шефера попадает любая  покупка акций или паев взаимных фондов [Там же,  с. 229]. Во-первых, это не так. Приобретение акций может быть инвестированием, я не хочу здесь это даже объяснять. Во-вторых, что же Шефер считает инвестированием? По его мнению, «существует только два вида классических инвестиций – приобретение доходной недвижимости и создание собственной фирмы» [Там же,  с. 230]. Но ведь из-за налогов и затрат на ее содержание и поиск арендаторов инвестиции в недвижимость приносят совсем небольшую чистую доходность – до 5%, а зачастую и 2–3%, если речь идет о таких развитых рынках, как Германия. Ау, 20%! Или всем стать хозяевами собственных фирм? Ничего, что по статистике 80% из них банкротятся?

Этим вкратце и ограничивается мудрость наставника Бодо Шефера. Но это не важно. Книжечку-то многие купили и на семинар записались. А если ничего из этого не вышло, то, значит, вы слишком мало любите деньги. Развивайте в себе волю к богатству и приходите еще раз.

P.S.  Из книги «Путь к финансовой свободе» ничего нельзя узнать о финансовой биографии автора. Ни о том, как ему удалось избавиться от долгов, ни о том, как он скопил первый капитал и как его инвестирует. Я попыталась разузнать, что можно, через Интернет, хотя и не надеялась на успех. Никаких биографических деталей там не оказалось, о Бодо Шефере известно только то, что рассказал он сам, а сам он молчит в тряпочку. Однако я старалась не зря. Открылись некие прелюбопытные подробности. Оказывается, Бодо Шефер приезжал в Россию, чтобы выступить перед сотрудниками компании… Amway. Почему это так важно? Потому, что Amway построена на принципах многоуровневого маркетинга. Большинство таких компаний (но не все!) представляют собой разновидности экономических сект. Александр Дворкин, известный российский богослов и автор очень интересной и информативной книги «Сектоведение» [Дворкин  2008], называет такие организации «коммерческими культами». В этих организациях сотрудников, как правило, зомбируют, используя нейролингвистическое программирование и другие приемы. Им внушают, что они хозяева свой судьбы, работают на себя (это конечно же не так); что их работа круче, чем у «офисного планктона», ибо не надо ходить на службу строго по часам; что можно заработать неограниченные деньги (это, безусловно, тоже не так); что они работают в самой лучшей компании в мире, производящей самый лучший продукт; а создатель компании – натурально гений в том, что касается инноваций и бизнес-процессов. Тот факт, что Бодо Шефер выступал перед сотрудниками компании, специализирующейся на многоуровневом маркетинге, то есть, по всей видимости, был нанят для зомбирования персонала идеями о том, что каждый – хозяин своей судьбы и сможет, работая там, стать богатым, дает еще один серьезный повод отнестись с настороженностью к его пропаганде.

Я укрепилась во мнении о том, что от Бодо Шефера и его советов нужно держаться подальше, дочитав его книгу до конца. Когда «пациент» уже подготовлен, Шефер, которого мы подозревали в том, что он просится в «наставники», начинает говорить об этом прямо: «Вы хотите сделать следующий шаг и полагаете, что вам нужен наставник?.. Мы создали для вас такую возможность… Звоните по телефону 0700-66639366» [Шефер  2006, с. 303]. «Этот человек будет сопровождать вас на каждом шагу. Он будет наблюдать за тем, как вы работаете, и знакомиться с выписками из ваших банковских счетов  (курсив мой. – Е.Ч .)» [Там же,  с. 331]. А дальше следует такой совет: «Предложите наставнику долю участия в своей фирме… Возможно, пережить эту потерю вам поможет понимание того, что лучше иметь 50 процентов от 10 миллионов, чем 100 процентов от 50 тысяч евро» [Там же,  с. 303]. Он, оказывается, не просто хочет долю – бесплатно, разумеется, а сразу половину! А вот и дополнительные аргументы, помимо волшебного превращения 50 тысяч в 10 миллионов: «Громкое имя на бланке вашей фирмы магическим образом открывает многие двери, в том числе и банковские. Любой банк будет относиться к вам с доверием, если уж вы сумели заручиться поддержкой известного человека» [Там же,  с. 303]. Возможно, это и так, но входит ли в число таких известных людей Бодо Шефер? Сомнительно… Дальше выясняется, что половины вашего бизнеса Шеферу мало: «Как можно чаще дарите своему наставнику подарки… Находите для него редкие вещи. Пусть даже у вашего наставника очень много денег, но у него может не хватать времени, чтобы заниматься поисками разных раритетов» [Там же , с. 309].

Открытие информации с банковских счетов, передача половины вашей фирмы, дорогие антикварные подарки наставнику  – вот чем заканчивается книга. Мне интересно, книга Шефера – это образец нейролингвистического программирования или все-таки нет? Сама я в этом вопросе не спец, если же кто-то из моих читателей разбирается в тонкостях этого метода, очень прошу написать свое мнение, и я включу рассказ об этом в следующую версию моей книги.

Пока же меня возмущает в этой истории многое, в том числе и лицемерный термин «наставник». У меня это слово всегда ассоциировалось с мастером в столярной мастерской, обучающим трудных подростков, или старшим комбайнером, который передает свой опыт младшему. В спорте наставник – тренер, в школе – учитель, педагог, в институте – научный руководитель. И в любом контексте он означает человека не только опытного, но и бескорыстного, не только обучающего, но и воспитывающего. Когда же речь идет о финансах, то принято все же говорить о советнике или консультанте и подразумевается, что его услуги хорошо оплачиваются. Но даже консультантам никто 50%-ную долю в бизнесе не предлагает; видимо, поэтому пришлось и термин новый подыскивать.

Начнем с самого простого – с книги, в которой подвох виден невооруженным взглядом. Обычно таких книг, как творение Куртиса Фейса «Путь черепах: из дилетантов в легендарные трейдеры», я не покупаю и не читаю. Но вдруг пришел мой папа – а он любит поиграть на фондовом рынке – и принес ее. Уверял, что нашел книгу, в которой доказывается, что играть на фондовом рынке можно научить любого. Поскольку для меня было очевидно, что это неверно, захотелось заглянуть вглубь книги и объяснить папе, в чем подвох. Глубоко копать не пришлось. Первый подвох скрывался в самом названии. Английское «Way of the Turtle» («Путь черепахи ») было переведено на русский как «Путь черепах». Улавливаете, в чем разница? Черепаха – одна, а черепах – много. Кажется, что целая группа дилетантов превратилась в легендарных трейдеров и их успех можно выдать за метод. Если же черепаха одна такая, то это больше смахивает на случайность.

Дальше – больше. Все начинается с того, что два «легендарных», как уверяет автор (ну любит он это слово!), трейдера поспорили о том, каждого ли можно научить играть на фондовом рынке и выигрывать. Один трейдер, разумеется, считал, что каждого, а другой уверял, что нет. Тот, который верил в идею, решил набрать команду добровольцев и научить. Обученным обещали, что им дадут в управление по миллиону долларов. На объявления в ведущих финансовых изданиях откликнулись тысячи человек, из них было отобрано всего несколько. Вы думаете, случайным образом? Ведь именно так нужно было бы отбирать людей, чтобы доказать, что обучить можно любого . Ничего подобного: «Среди первых черепах были: человек, интересовавшийся играми и теорией игр, редактор руководства по ролевой игре Dungeons and Dragons («Подземелья и драконы»), крайне популярной в начале 80-х; обладатель научной степени по лингвистике из Чикагского университета; человек, торговавший зерном в компании Cargill и бывший в годы учебы в школе чемпионом штата Массачусетс по шахматам; несколько человек с опытом трейдинга; бухгалтер; профессиональный игрок в бакгаммон

 и блэкджек» [Фейс  2007, с. 15]. Выбор отнюдь не случайный: домохозяек нет, интеллект участников эксперимента весьма высокий, большинство уже имеют отношение либо к фондовому рынку, либо к интеллектуальным играм. Затем оказывается, что из этих «интеллектуальных сливок» общества не все успешно прошли обучающий курс: по миллиону выдали отнюдь не каждому. Через какое-то время уволили и большинство тех, кому его все-таки выдали, – у них дело не пошло.

Наконец, совсем как в романе Агаты Кристи «Десять негритят», остался «один черепах» – тот самый, который и написал книгу, да и тот признается, что, скорее всего, цель эксперимента была совсем в другом: набрать дилетантов, торговля которых шла бы через один счет с торговлей постановщика эксперимента. Их и его заявки рынок тогда бы не смог отличить, а следовательно, для его собственной игры была бы создана дымовая завеса. При этом не хотелось, чтобы новички много потеряли, поэтому их кое-чему все же обучили. Вот чем закончился эксперимент на тему, любого ли можно обучить выигрывать на фондовом рынке. В остальном за красивой оболочкой скрывается банальнейшая книга по психологии инвестирования и техническому анализу, но если бы оболочки не было, кто б купился и кто б ее купил?

P.S.  Насколько успешной была торговля «самого главного черепаха», в книге не упоминается…

Автор бестселлера «Богатый папа, бедный папа» тоже уверяет, что богатым может стать каждый . На самом деле, если даже и каждый, то есть любой, то не все . Есть одно «но», как в торговле акциями, так и в обогащении другими способами. Если на нерастущем рынке одни выигрывают, то другие проигрывают, ибо торговля на таком рынке – это так называемая игра с нулевой суммой, если использовать термин из теории игр. Она перестает быть таковой, только если фондовый рынок растет. Но его рост в долгосрочной перспективе отражает темпы роста мировой экономики и сильно оторваться от нее не может, иначе за взлетом последует коллапс. То же самое касается и создания богатства любыми другими методами: его рост в среднем по стране завязан на увеличение ВНП, так что у всех  быстро разбогатеть не получится. Преуспеть могут только отдельные личности, заведомое меньшинство. Однако у Кийосаки всегда найдется пример – Майкл Джордан или Билл Гейтс. То, что это «черные лебеди» (по выражению Нассима Николаса Талеба), то есть крайне редко встречающиеся особи, и такие примеры-исключения ничего не доказывают, нигде не упоминается. Напротив, Кийосаки уверяет: примеры «говорят о том, что разбогатеть может каждый» [Кийосаки, Лектер  2006, с. 160].

Как я уже говорила, в книге противопоставляются «бедный» (но образованный) и «богатый» (но необразованный) отцы: бедный советовал работать в корпорации, богатый – владеть ею. (То есть вновь мы сталкиваемся с вариациями на тему «лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным».) Бедный отец говаривал: «Любовь к деньгам – корень всех зол», а богатый считал: «Корень всех зол – отсутствие денег». Бедный утверждал: «Дело не в деньгах», а богатый напутствовал: «Деньги – это власть». Бедный любил повторять: «Я небогат, потому что у меня есть вы, дети», богатый же считал наоборот: «Я должен быть богат, потому что у меня есть вы, дети». Первый думал, что «наш дом – наше самое большое капиталовложение», второй не сомневался, что «если дом – это капиталовложение, то у человека будут серьезные денежные проблемы». Бедный отец всегда говорил: «Я никогда не буду богатым», а богатый всегда считал себя богатым, он называл себя богатым, даже когда обанкротился после крупной финансовой неудачи [Там же , с. 20, 27, 29, 30, 31]. Мало вам?

В чем же заключаются советы богатого папы? Разбогатеть – дело нехитрое: «Актив – это то, что приносит деньги, пассив – это то, что отбирает деньги. И это все, что вам требуется знать. Если вы хотите разбогатеть, просто старайтесь всегда покупать активы» [Там же , с. 89]. На первый взгляд совет разумный, но вот только все ли это, что «вам требуется знать»?

Пассивами Кийосаки считает дом для жизни (но не для сдачи в аренду). По его мнению, владение слишком дорогим собственным домом вместо того, чтобы делать инвестиции, приводит к трем неприятностям: «Потеря времени. В это время другие активы могут повыситься в цене. Потеря капитала, который можно было бы куда-то вложить… потеря образования… поскольку нет денег на инвестиции, их не вкладывают, то есть остаются несведущими в деле инвестирования…» [Там же , с. 104]. Все это шито белыми нитками. В зависимости от ситуации все может оказаться и наоборот: дом может повыситься в цене, а другие активы – потерять стоимость. Разобраться в этом можно, только оценив возможные альтернативные вложения. Кийосаки прав в одном – отвлечение денег на потребление вместо превращения их в инвестиционный капитал не способствует сколачиванию состояния к старости.

Итак, Кийосаки за покупку активов. Активы приносят деньги, которые можно снова отправить в активы. И «вскоре доход от активов возрастет настолько, что вы сможете начать более сложное инвестирование. А такие инвестиции могут дать прибыль от 100% до бесконечности. Инвестиции в пять тысяч могут превратиться в миллион или даже в большую сумму. Но такие инвестиции средний класс называет “слишком рискованными”. Однако инвестирование – это не риск» [Кийосаки, Лектер  2006, с. 109].

Вот так-то! Доходность даже не до  100%, а от ! И это не риск! Как здесь не захотеть куда-нибудь вложиться? Если же у вас сбережений нет, то не беда, разбогатеть можно, и ничего не вкладывая: «часто из ничего за секунду можно сделать миллионы. Говоря “ничего”, я имею в виду, что деньги не переходили из рук в руки… взмах руки в биржевом зале; сигнал на экране торговца в Лиссабоне, полученный из Торонто; звонок брокеру, чтобы купить акции и через какой-то момент продать» [Там же , с. 151]. Хотите – попробуйте!

Как же разбогател Кийосаки или ушлый главный герой книги? (Автобиографична ли книга или она все же выдумка, мы не знаем.) Первые деньги были действительно сделаны из воздуха. В Фениксе, где Кийосаки одно время жил, «дома, стоившие когда-то 100 000 долларов, теперь оценивались в 75 000 долларов. Но вместо того чтобы покупать такие дома в местном агентстве по торговле недвижимостью, я начал работать в конторе, занимавшейся банкротствами в судах. Здесь дом за 70 000 долларов можно было иногда купить за 20 000 долларов и меньше. 2000 долларов, которые ссудил мне на 3 месяца под 200 долларов мой друг, я проплатил как первый взнос за первый дом, а чек отдал доверенному поверенному (он представляет банк при банкротстве задолжавшего ипотечника. – Е.Ч. ). Пока покупка оформлялась, я дал объявление в газете, рекламируя продажу дома ценой 75 000 долларов всего за 60 000 долларов, но без торга. Телефон разрывался от звонков. Потенциальные покупатели появлялись один за другим, а так как собственность юридически была моей, все потенциальные покупатели имели возможность приехать взглянуть на дом. Это было хорошим подспорьем. Наконец дом был продан. Я запросил две с половиной тысячи за оформление сделки, которые мне тут же вручили. Я вернул своему другу 2000 плюс 200 долларов. Он был доволен, покупатель дома был доволен, доверенный поверенный был доволен, и я был доволен. Я продал дом за 60 000 долларов, а мне он обошелся в 20 000 долларов. 40 000 долларов оказались в моей колонке “актив”… На то, чтобы их заработать, у меня ушло 5 часов» [Там же , с. 152–153].

О чем этот рассказ? О том, как наш герой, грубо говоря, надул прежнего владельца дома. Ведь дом стоил не меньше 60 000 долларов, это подтверждает ажиотажный спрос при этой цене. Однако юридическая контора, которая занималась продажей недвижимости обанкротившихся должников, продала его своему сотруднику за треть справедливой стоимости, а тот «за пять часов» перепродал по рыночной цене. Всего он смог совершить «шесть таких сделок» и заработать 190 тысяч [Там же, с. 154]. При этом его денег ни в одной из сделок не было. «Деньги – это всего лишь договоренность », – заключает Кийосаки [Там же , с. 156]. Если это происходило в реальности, то это кейс о коррупции и дело для уголовного разбирательства, а не пособие по инвестированию! Чему же мы научились – тому, что махинации могут быть сверхприбыльными? А никто и не сомневался.

Другой совет из той же оперы: «Я всегда делаю предложения с оговорками. Когда речь идет о недвижимости, мое предложение всегда заканчивается словами “действительно в случае одобрения деловым партнером”. Правда, я никогда не уточняю, кто мой деловой партнер. Большинство и не подозревает, что это моя домашняя кошка. Если они принимают предложение, а мне эта сделка не нужна, я звоню домой и говорю с кошкой. Это абсурдное заявление я делаю для того, чтобы показать вам, насколько до смешного проста эта игра» [Кийосаки, Лектер  2006, с. 251]. А вот еще: «Один мой друг искал участок земли. У него были деньги, но не было времени. Я нашел больший участок, чем ему был нужен, позвонил другу, и тот сказал, что хочет купить его часть. Я купил весь участок и продал столько земли, сколько он захотел. Оставшаяся часть земли оказалась моей бесплатно» [Там же , с. 253].

Но вернемся к недвижимости. Еще один дом в штате Орегон был куплен у владельцев, которые жили в Германии и хотели от него избавиться. Кийосаки предложил за здание, стоившее 450 тыс. долларов, 275 тыс. Владельцы согласились на 300 тыс. долларов. Через два года дом был перепродан за 495 тыс. [Там же , с. 162]. Инвестирование – это просто! Дело за малым: 1) определить, какой рынок будет расти, а не падать в течение следующих нескольких лет; 2) найти владельцев недвижимости, которые ничего в ее стоимости не понимают, хотят избавиться от нее за 2/3 рыночной цены, и купить у них дом тихой сапой, без конкурентов. Другой пример удачных «инвестиций» выглядит так: «я купил участок пустой земли за 9000 долларов и тут же продал его за 25 000 (и смог быстрее купить себе “порше”)» [Там же , с. 234–235]. Где водятся такие участи, умалчивается.

Инвестиции в акции – это тоже просто. Кийосаки покупает «рискованные акции частных компаний, которые только собираются выходить на биржу в США или Канаде. Вот вам пример того, как можно быстро получить прибыль. Сто тысяч акций покупаются за двадцать пять центов до выхода компании на биржу. Полгода спустя компания начинает котироваться, и эти акции уже стоят по два доллара. Если компания хорошо управляется, цена продолжает расти и акции могут подняться до двадцати долларов каждая. Бывает, что наши двадцать пять тысяч превращаются в миллион меньше чем за год» [Там же , с. 164].

Бывает, наверное, и наоборот. Опять же все элементарно: найдите компанию, которая через полгода сделает IPO, и уговорите ее владельцев продать вам акции за 1/8 их стоимости после IPO! Для сравнения: есть репутационные инвестиционные фонды, которые входят в капитал компании незадолго до IPO, своими инвестициями они как бы удостоверяют качество компании для простых инвесторов. Так вот профессионалам на торговле репутацией удается заработать примерно 15% (по отношению к цене размещения) за полгода. После IPO акции обычно подскакивают в среднем еще процентов на 15. Итого получается 30%. А Кийосаки – инвестор без репутации – знает, как превратить 25 тыс. в миллион. Правда, на его долю «пришлось немало неудач» и он «никому не советует следовать этому примеру» [Тамже , с. 165]. Все же какова доходность с учетом неудач? И как насчет того, что разбогатеть может каждый ? То – каждый , то – никому не советую . Как в анекдоте, где Чебурашка жалуется: «как сбегать за пивом – так “Чебурашечка миленький”, как дать глотнуть – так “прорва ушастая”».

Но есть пример и менее рискового инвестирования в акции: «часто мой брокер звонит мне и советует вложить большую сумму денег в акции компании, которая, как он считает, вот-вот сделает какой-то шаг, который увеличит стоимость акций, – например, представит новую продукцию. Я вкладываю туда деньги на срок от недели до месяца, пока акции растут в цене. Потом я забираю первоначально вложенную сумму, и колебания цен на рынке перестают меня беспокоить…» [Кийосаки, Лектер  2006, с. 237]. Понятно, что нужно делать? Вкладывать, пока акции растут, а перед тем как начнут падать – деньги изымать. Опять просится анекдот – любимый анекдот моего клиента. Пришел как-то зайчонок к мудрому филину и попросил подсказать, как ему быть, – зайчонка в лесу все обижали. «А ты заделайся ежиком», – предложил филин. Недоумевающий зайчонок спросил: «Ежиком? А как?» «Я стратег, а не тактик!» – последовал ответ. На следующей странице своей книги Кийосаки признается: в среднем из 10 вложений он выигрывает 2–3 раза, 5–6 заканчиваются ничем, а еще 2–3 – провалом. То есть как «заделаться ежиком», он не знает.

Последовательностью автор не отличается. Нас сначала призывают не рисковать, потом снова – рисковать: «Большинство людей так боятся потерять деньги, что они никогда не выигрывают… они играют по-маленькой и не рискуют… Основная причина того, что у более чем 90% американцев денежные проблемы, – это их стремление “не проиграть”, вместо того, чтобы стремиться к победе» [Там же , с. 198]. Для сведения: к тем, кто стремится не проиграть, относится и Уоррен Баффетт. Кто читал мою книгу о нем, наверное, помнит, что одно из правил Баффетта – не потерять ни на одной из инвестиций. И ничего, заработал в результате 50–60 млрд долларов. Так что стратегию «не потерять» рано списывать со счетов.

Кийосаки предлагает инвестировать, «чтобы победить, а не для того, чтобы не проиграть» [Там же,  с. 206], а для этого… пользоваться приказом «стоп-лосс» (дословно – «остановить убыток»). Инвесторов-новичков, наступивших на грабли стоп-лосса, не сосчитать. Единственное, от чего он гарантирует, так это от проигрыша всей суммы сразу. Использование стоп-лосса без надлежащего опыта, и в особенности на падающем рынке, сродни отрезанию хвоста по частям.

Отдельно хочется отметить ужасающий язык повествования «Бедного папы…». Соавтор Кийосаки, некая Шэрон Лектор, выражается, например, так: «с моей точки зрения как матери и бухгалтера…» [Там же,  с. 21]. Вспоминается легендарная товарищ Парамонова из стихов Александра Галича: «говорю я вам, как мать и как женщина…» Не могу не процитировать и перлы, из которых финансовая безграмотность авторов так и прет: «Если бы в школах объясняли, что такое деньги, в стране было бы больше денег и ниже цены…» [Там же,  с. 72]. На самом деле, когда в стране больше денег, то цены выше, а не ниже.

«Бедный папа, богатый папа» – относительно безобидная книга, если судить по тому, сколько денег хочет вытянуть из вас автор. Кийосаки всего лишь пытается продать вам настольную игру, упражняясь в которой, вы якобы поймете, как сойти с «крысиных бегов» – так он называет зарабатывание на жизнь тяжелым трудом. Не все «мотивационные» бестселлеры так безобидны, в чем мы убедимся на примере следующей книги.

Трактат «Путь к финансовой свободе» Бодо Шефера – немецкий аналог «Богатого папы, бедного папы». И идеология, и содержание примерно те же. Тоже личный опыт. Тоже «я очень богат, а вы?» (своего рода «если ты такой умный, то почему такой бедный?»). Тоже «у меня был наставник… и я разбогател», которое плавно перетекает в «вам нужен наставник… людям, у которых нет денег, не хватает хорошего наставника…» (читай: «наймите Бодо Шефера, и вы разбогатеете»). Книга, разумеется, бестселлер. Как уверяет автор, она переведена на 50 языков и продана совокупным тиражом 2,5 млн экземпляров.

Обложка оформлена замечательно. Сверху на большой желтой полосе красными буквами написано: «Первый миллион за 7 лет», а внизу: «Богатство – это право, данное нам от рождения». Это цитаты из книги. Нижняя продолжается так: «Достойная жизнь в обстановке финансовой свободы – это наше естественное предназначение» [Шефер  2006, с. 5]. О том, почему этим «правом» и «предназначением» в силу объективных обстоятельств смогут воспользоваться далеко не все, мы уже говорили, когда разбирали «Богатого папу…». Не будем повторяться. Достойное оглавление: одна из глав так и называется – «Практические рекомендации для получения первого миллиона».

Шефер – мастер по использованию приемчиков, почерпнутых из психологических книжек на тему «если вы чего-то не получили, то не сильно хотели». Человек, который не может сколотить состояние, оказывается, в глубине души считает деньги злом [Там же , с. 19]. В главе «Почему не все люди богаты?» читателя уверяют: «Жизнь похожа на магазин, который торгует по рассылке товарами из каталога. Он посылает нам то, что мы заказали» [Там же,  с. 73]. «Чтобы четко определить, что такое богатство, необходимы три вещи: вы должны знать точную цифру, должны написать ее и превратить в зримые образы» [Там же,  с. 73]. Это и есть три  вещи. «Если вы возьмете на себя ответственность, то через семь лет будете состоятельным человеком» [Там же,  с. 49].

А как вам такой рассказ одного из участников семинара Шефера? «“Я нашел фотографию людей, которые у нас на фирме зарабатывали больше миллиона в год. Мне непременно хотелось быть среди них. Я вырезал из фотографии голову одного из них и вклеил туда свою собственную. Много дней подряд я постоянно смотрел на эту фотографию, а потом на некоторое время закрывал глаза и представлял себе, как буду чувствовать себя в компании этих преуспевающих людей, куда я смогу поехать, что буду есть и пить, каково все это будет на вкус и на ощупь. Примерно через год я почувствовал, что обязан добиться своего. Это стало настоятельной потребностью. За счет этого мне явилось столько энергии, сколько я и представить себе не мог. До тех пор, пока я был сосредоточен на своей цели, у меня не могло возникнуть ни страхов, ни сомнений”. Cпустя шесть лет он достиг своей цели. А тот, чью голову он вырезал из фотографии, уволился» [Шефер  2006, с. 75].

Немного отступлю от Шефера и замечу, что книг, призывающих действовать подобным образом, – великое множество. Например, авторы книжицы с названием «Я чертовски богат. Я богат. Я богат. Я богат. Как получить от жизни все, что хочется», призывают читателей мурлыкать песенку, слова которой совпадают с заглавием книги [Poley, Poley  1999].

Наполеон Хилл, автор вышедшей в 1937 году и до сих пор популярной книги «Думай и богатей», определяет, например, такие этапы на пути к богатству: желание, вера, самовнушение, специальные знания, воображение, планирование, решение, настойчивость, мозговой центр, секс и сублимация, подсознание, интеллект, шестое чувство [Хилл  2008]. Это именно шаги к успеху , а не факторы, на него влияющие, как логичнее было бы подумать. Если вы полагаете, что в главе «Специальные знания» речь идет о специальных знаниях, необходимых для инвестирования, то вы не угадали – там тоже о психологии: разбираются такие вопросы, как «штудии и самоконроль», «учиться никогда не поздно», «знание – это так легко» и подобные. Какие же знания нужны, узнать так и не удается. К тому же приводится пример «необразованного» Генри Форда. Когда он не смог ответить на один из вопросов журналистов, то сказал: «Почему я должен забивать свою голову глупостями, чтобы доказать, что могу ответить на любой вопрос, когда у меня есть люди, обеспечивающие меня любым знанием, которое мне требуется?» Не забивайте себе голову лишними знаниями.

Наш «фигурант» Шефер уверяет нас, что люди, накопившие большие состояния, «научились рассматривать свои цели (речь идет о денежных целях. – Е.Ч .) как абсолютную необходимость» [Шефер  2006, с. 79]. Возможно, он и прав. Но вот ведь в чем закавыка. Из тех, кто страстно желает денег, богатеют лишь некоторые. И если сделать большие деньги «абсолютной необходимостью», то как больно будет падать потóм, если цель не достигнута, а в этом был весь смысл жизни.

И как же разбогатеть по Бодо Шеферу? Просто: избавиться от долгов, увеличить свои доходы, начать копить, а накопленное инвестировать под высокие проценты. Ничего нового придумать не удалось. Кстати, я поддерживаю такой подход. В теории.

«Экономия сделает вас миллионером» [Там же,  с. 191]. Как же избавиться от долгов? Сам Шефер начал жить на пять марок в день, «не считая, конечно, расходов на квартиру, телефон, машину, страховку и т.д.» [Там же,  с. 142], и постепенно погасил все долги. Это «и т.д.» мне нравится. Те расходы, которые не вошли в этот бюджет, относятся на «и т.д.». Ну да ладно. Пять марок – это примерно три доллара, это было давно, поэтому удвоим эту сумму в расчете на инфляцию, получим 6, пусть даже 10 долларов. 300 долларов, или 9000 рублей в месяц по нынешнему курсу. Не знаю, можно ли сейчас взрослому мужчине прожить в городе на 9000 рублей в месяц даже при строжайшей экономии. Но я помню, как я пыталась прожить в Москве на 105 рублей в советских деньгах. 55 рублей составляла стипендия на экономическом факультете МГУ, еще 50 досылали родители. Я помню, что моя бывшая репетитор по русскому языку говорила мне тогда, что из этой суммы нужно каждый месяц 10 рублей откладывать, чтобы к отпуску набралось 110 рублей. У меня не получалось откладывать, хотя я не покупала одежду и обувь, – это было совершенно нереально. Плата за общежитие, проездной на троллейбус, проездной на метро, субсидируемый на 50% обед в студенческой столовой, еда на ужин и завтрак, ручки, тетрадки, кое-какие книжки, колготки, зубная паста, мыло, недорогая косметика, междугородние переговоры... Килограмм апельсинов стоил рубль сорок – их я изредка могла себе позволить (но это была почти половина дневного бюджета!), а вот килограмм свежего мяса (три рубля) – уже нет. Деньги не только не скапливались – их не хватало. Дыру в бюджете удавалось заткнуть, если что-нибудь присылал дядя или когда я ездила к родителям на каникулы, – траты сразу сокращались. Я тогда на личном опыте поняла, что чтобы скопить, нужно зарабатывать, а не отказывать себе в новых чулках и ходить в штопаных. Так что Бодо Шефер прав, нужно избавиться от долгов и начать откладывать, только, наверное, не с любым доходом это получится.

«Экономность – добродетель всех богачей», – вторит Шефер «Богатому папе». В пример приводятся Джон Темплтон и Уоррен Баффетт, при этом в отношении Баффетта вскользь замечено, что «если бы 40 лет назад вы инвестировали 10 тыс. долларов в фонд Уоррена Баффетта, то сегодня они превратились бы в 80 млн долларов» [Шефер  2006, с. 184]. Не все богачи экономны, не все экономные превратились в Темплтона и Баффетта, и, наконец, только задним числом понятно, в чей фонд надо было инвестировать 40 лет назад, – тогда фамилию Баффетт никто не слышал.

Что касается увеличения доходов, то рецепт Бодо Шефера прост: «возьмите самый лучший месяц в своей жизни и умножьте заработок за этот месяц на 12. А теперь увеличивайте этот максимальный заработок еще на 10%. Такой способ вам не нравится?» [Там же,  с. 83]. Такой способ нам нравится. Но не поделитесь секретом, как это сделать? И что делать тем, у кого бизнес цикличный? И как быть, когда уходишь в отпуск? Все это сопровождается такими мудрыми и конкретными советами, как «заявите о себе как об эксперте», «сделайтесь незаменимым», «станьте человеком, для которого нет проблем», «придерживайтесь определенных принципов и в соответствии с ними принимайте решения» и т.п.

А теперь об инвестировании сэкономленного. Глава, посвященная инвестированию, называется «Чудеса сложных процентов», и в ней действительно речь идет о чудесах. «Как часто вы хотите удваивать свои сбережения?» – задает совсем не риторический вопрос автор (он и впрямь думает, что правильный вопрос должен содержать слово «хотите».) Шефер сосчитал: если вы вложите деньги под 12%, то ваши деньги удвоятся за 10 лет, если под 15% – то через 5 лет, а если под 20% – то через 4 года. «Если вложить 100 евро, то что мы получим через 30 лет при ставке в 7, 12, 15 и 20 процентов? 7% – 7612 евро, 12% – 29 960 евро, 15% – 66 212 евро, 20% – 237 376 евро» [Шефер  2006, с. 201].

Вы не пробовали вложить деньги под 20% годовых на 30 лет? Нет? Я знаю всего трех  человек во всем мире, которые показывали при вложениях в акции доходность свыше 20% годовых на протяжении длительного срока. Это Уоррен Баффетт, его ныне покойный друг Вальтер Шлосс и отошедший от дел Питер Линч. Последний, правда, показал такую доходность на горизонте 14 лет. Лишь несколько десятков человек обыгрывают среднерыночную доходность, которая на длительном горизонте в США составляет 9% (а не 12%, как утверждает Шефер), на 3 процентных пункта в год, то есть лишь считаное количество профессионалов умеют инвестировать под «гарантированные» 12%. К тому же обычному инвестору нельзя запросто присоединиться к фонду, которым управляют такие мастера. Такие фонды, как правило, закрыты для новых пайщиков (компания Баффетта Berkshire Hathaway – исключение). Паи таких фондов являются котируемыми, то есть их можно купить на рынке по рыночной цене, которая значительно выше «номинала» (стоимости чистых активов на один пай). Так что, несмотря на то что фонд может зарабатывать и 12%, новому пайщику не стоит ожидать доходности выше среднерыночной.

Кроме того, нельзя забывать, что среднерыночная доходность измеряется в номинальном выражении , в ней сидит примерно 2,5–3 процентных пункта инфляции. Таким образом, в реальном выражении среднерыночная доходность составляет 6–6,5%, а асы, за очень редкими исключениями, делают не больше 10%. Если вы вложитесь в индексный фонд, то на горизонте 30 лет будете, скорее всего, иметь рыночные 9% в номинальном выражении, минус 1 процентный пункт – это минимальная комиссия управляющего фондом – минус инфляция; то есть 5–5,5% в реальном выражении. О каких 20% может идти речь?

Кстати, по поводу реальных ожиданий относительно возможной доходности очень внятно высказался сам Баффетт, который был еще более пессимистичен. Он объясняет, что инвесторы в целом как группа могут рассчитывать только на весьма скромные доходы, которые зависят от прибыльности реального бизнеса и темпов его роста: «Вы должны быть чересчур оптимистичными, чтобы верить, что рост корпоративных прибылей как процента от ВВП будет превышать 6% в год. С одной стороны, снижать прибыли будет конкуренция, которая все еще жива и хорошо себя чувствует. С другой стороны, существует социальная постановка вопроса: если инвесторы в акции в целом захотят съесть большую долю американского экономического пирога, то каким-либо другим группам достанется меньшая доля. А это вызовет политические проблемы – и, на мой взгляд, крупного передела пирога просто не случится… Скажем, если ВВП растет на 5% в год, то 3% из них – это реальный рост, а 2% – инфляция... 5%-ный рост ВВП – это ограничивающий фактор доходности, которую получат инвесторы… Непреодолимое обстоятельство состоит в том, что стоимость актива, независимо от его характера, в долгосрочной перспективе не может расти быстрее, чем его прибыли…

Если бы мне нужно было выбрать самую вероятную доходность от роста курса акций и дивидендных выплат, я бы сказал, что инвесторы в среднем – я повторяю, в среднем – при стабильных процентных ставках, 2%-ной инфляции и высоких, всегда болезненных транзакционных издержках заработают 6%. Если же очистить номинальный доход от инфляционного компонента... то это будет 4% в реальном выражении. И если цифра 4% неверна, то, я полагаю, этот процент будет, скорее всего, ниже, а не выше» [Buffett, Loomis  1999].

Уговорив читателей, «так и быть» инвестировать под 20%, Шефер вдруг пускается в теоретизирование на тему того, чем отличаются инвестиции от спекуляций. Его эффектная формула «инвестор зарабатывает деньги, а спекулянт их выигрывает» [Шефер  2006, с. 228] мне нравится, но в разряд спекуляций у Шефера попадает любая  покупка акций или паев взаимных фондов [Там же,  с. 229]. Во-первых, это не так. Приобретение акций может быть инвестированием, я не хочу здесь это даже объяснять. Во-вторых, что же Шефер считает инвестированием? По его мнению, «существует только два вида классических инвестиций – приобретение доходной недвижимости и создание собственной фирмы» [Там же,  с. 230]. Но ведь из-за налогов и затрат на ее содержание и поиск арендаторов инвестиции в недвижимость приносят совсем небольшую чистую доходность – до 5%, а зачастую и 2–3%, если речь идет о таких развитых рынках, как Германия. Ау, 20%! Или всем стать хозяевами собственных фирм? Ничего, что по статистике 80% из них банкротятся?

Этим вкратце и ограничивается мудрость наставника Бодо Шефера. Но это не важно. Книжечку-то многие купили и на семинар записались. А если ничего из этого не вышло, то, значит, вы слишком мало любите деньги. Развивайте в себе волю к богатству и приходите еще раз.

P.S.  Из книги «Путь к финансовой свободе» ничего нельзя узнать о финансовой биографии автора. Ни о том, как ему удалось избавиться от долгов, ни о том, как он скопил первый капитал и как его инвестирует. Я попыталась разузнать, что можно, через Интернет, хотя и не надеялась на успех. Никаких биографических деталей там не оказалось, о Бодо Шефере известно только то, что рассказал он сам, а сам он молчит в тряпочку. Однако я старалась не зря. Открылись некие прелюбопытные подробности. Оказывается, Бодо Шефер приезжал в Россию, чтобы выступить перед сотрудниками компании… Amway. Почему это так важно? Потому, что Amway построена на принципах многоуровневого маркетинга. Большинство таких компаний (но не все!) представляют собой разновидности экономических сект. Александр Дворкин, известный российский богослов и автор очень интересной и информативной книги «Сектоведение» [Дворкин  2008], называет такие организации «коммерческими культами». В этих организациях сотрудников, как правило, зомбируют, используя нейролингвистическое программирование и другие приемы. Им внушают, что они хозяева свой судьбы, работают на себя (это конечно же не так); что их работа круче, чем у «офисного планктона», ибо не надо ходить на службу строго по часам; что можно заработать неограниченные деньги (это, безусловно, тоже не так); что они работают в самой лучшей компании в мире, производящей самый лучший продукт; а создатель компании – натурально гений в том, что касается инноваций и бизнес-процессов. Тот факт, что Бодо Шефер выступал перед сотрудниками компании, специализирующейся на многоуровневом маркетинге, то есть, по всей видимости, был нанят для зомбирования персонала идеями о том, что каждый – хозяин своей судьбы и сможет, работая там, стать богатым, дает еще один серьезный повод отнестись с настороженностью к его пропаганде.

Я укрепилась во мнении о том, что от Бодо Шефера и его советов нужно держаться подальше, дочитав его книгу до конца. Когда «пациент» уже подготовлен, Шефер, которого мы подозревали в том, что он просится в «наставники», начинает говорить об этом прямо: «Вы хотите сделать следующий шаг и полагаете, что вам нужен наставник?.. Мы создали для вас такую возможность… Звоните по телефону 0700-66639366» [Шефер  2006, с. 303]. «Этот человек будет сопровождать вас на каждом шагу. Он будет наблюдать за тем, как вы работаете, и знакомиться с выписками из ваших банковских счетов  (курсив мой. – Е.Ч .)» [Там же,  с. 331]. А дальше следует такой совет: «Предложите наставнику долю участия в своей фирме… Возможно, пережить эту потерю вам поможет понимание того, что лучше иметь 50 процентов от 10 миллионов, чем 100 процентов от 50 тысяч евро» [Там же,  с. 303]. Он, оказывается, не просто хочет долю – бесплатно, разумеется, а сразу половину! А вот и дополнительные аргументы, помимо волшебного превращения 50 тысяч в 10 миллионов: «Громкое имя на бланке вашей фирмы магическим образом открывает многие двери, в том числе и банковские. Любой банк будет относиться к вам с доверием, если уж вы сумели заручиться поддержкой известного человека» [Там же,  с. 303]. Возможно, это и так, но входит ли в число таких известных людей Бодо Шефер? Сомнительно… Дальше выясняется, что половины вашего бизнеса Шеферу мало: «Как можно чаще дарите своему наставнику подарки… Находите для него редкие вещи. Пусть даже у вашего наставника очень много денег, но у него может не хватать времени, чтобы заниматься поисками разных раритетов» [Там же , с. 309].

Открытие информации с банковских счетов, передача половины вашей фирмы, дорогие антикварные подарки наставнику  – вот чем заканчивается книга. Мне интересно, книга Шефера – это образец нейролингвистического программирования или все-таки нет? Сама я в этом вопросе не спец, если же кто-то из моих читателей разбирается в тонкостях этого метода, очень прошу написать свое мнение, и я включу рассказ об этом в следующую версию моей книги.

Пока же меня возмущает в этой истории многое, в том числе и лицемерный термин «наставник». У меня это слово всегда ассоциировалось с мастером в столярной мастерской, обучающим трудных подростков, или старшим комбайнером, который передает свой опыт младшему. В спорте наставник – тренер, в школе – учитель, педагог, в институте – научный руководитель. И в любом контексте он означает человека не только опытного, но и бескорыстного, не только обучающего, но и воспитывающего. Когда же речь идет о финансах, то принято все же говорить о советнике или консультанте и подразумевается, что его услуги хорошо оплачиваются. Но даже консультантам никто 50%-ную долю в бизнесе не предлагает; видимо, поэтому пришлось и термин новый подыскивать.