• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

ДВЕ СТОИМОСТИ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 

Каждая теория выдвигает своё собственное понимание сущности стоимости, зафиксированное в определении этой категории. Однако то или иное определение стоимости (значит, истинность теории) не может быть подтверждено строгим научным методом, то есть экспериментальным путём, — в противном случае это давно было бы сделано. По этой причине в основе всех теорий стоимости лежат не гипотезы (что характерно для естественных наук), а постулаты. Сформулированный в предыдущей главе тезис о сущности стоимости также представляет собой постулат. Его невозможно доказать (как и опровергнуть), но можно попытаться обосновать, чему и посвящена текущая глава.

Стоимость носит общественный (социальный) характер, проявляясь только в отношениях между людьми. Эти общественные отношения возникают после того, как благо становится товаром и поступает в сферу обмена. В обмене участвуют две стороны — производитель и потребитель, и этот очевидный факт должен быть исходным при анализе. Несмотря на это, разработчики теорий стоимости, возникших на базе классической политэкономии — трудовой и издержек производства, при анализе проблемы стоимости сосредоточили свои усилия в основном на процессе производства, то есть на стороне производителя. Напротив, для субъективной школы характерен «перекос» в сторону потребителя. Поэтому все эти концепции, несмотря на принципиальное различие их исходных постулатов и результатов, объединяет несомненная односторонность подхода.

Очевидно, необходимо выйти за пределы порочного круга ложных альтернатив. Выше было обосновано предположение, что решение проблемы стоимости следует искать на пути интеграции всех существующих концепций и создании синтетической теории. Подобная формулировка задачи не является новой. В числе сторонников синтетического подхода к решению проблемы стоимости, кроме А. Маршалла, можно указать Э. Бернштейна, М.И. Туган-Баранов­ского и др. Во времена позднего СССР у этой идеи появились сторонники даже среди советских экономистов. Поэтому представление о стоимости как результате взаимодействия ценности и затрат следует рассматривать в качестве естественного и логичного продолжения научного анализа проблемы.

Однако кажется, что формированию стоимости препятствует взаимная независимость сторон (субъектов) обменного процесса. Она проявляется, в частности, в отсутствии прямой связи между оценкой ценности товара потребителем и издержками его производства. Действительно, потребителя не интересуют издержки производителя, а последний может только догадываться об истинной ценности его товара для покупателя. Наличие очевидного информационного «барьера» исключает возможность непосредственного взаимодействия ценности товара, оцениваемой потребителем, и затрат, осуществлённых производителем, с образованием единой стоимости. Поэтому в рамках принятого постулата любые попытки обнаружить одну стоимость, одинаковую по величине для обоих субъектов, будут заведомо обречены на неудачу.

Ведь как ставится задача в экономиксе: имеется один(!) товар, цена предложения которого определяется издержками его производства, а цена спроса — субъективной оценкой предельной полезности (в наших категориях — ценности), и требуется выявить механизм формирования его цены. Такую постановку задачи можно интерпретировать как выявление величины не цены, а стоимости товара (если понимать её как результат взаимодействия издержек и ценности), вокруг которой, согласно теории, должна «колебаться» цена.

На самом деле обмениваются, конечно, два товара (а кто в этом сомневается?!), второй — деньги, в которых также воплощены издержки производства, но не производителя товара, а покупателя, и они имеют определённую (по величине) ценность для производителя ― владельца товара (подробнее см. ниже). В экономиксе знают, что деньги — это тоже товар (тем более, что не только издержки производства, но и предельная полезность, по Маршаллу, выражаются в деньгах), но вот при анализе процесса ценообразования этот факт учитывают совершенно недостаточно, иначе не возникла бы описанная в предыдущем абзаце ситуация, когда анализу подвергаются факторы, связанные в основном только с одним из двух обмениваемых товаров.

Барьер, искусственно воздвигаемый между затратами факторов производства, остающимися на стороне производителя, и оценкой ценности товара, относимой к прерогативе потребителя, служит непреодолимым препятствием, предопределяющим неспособность теории в нынешнем её состоянии вскрыть истинную природу стоимости и, как следствие, создать теорию ценообразования, адекватно описывающую реальную действительность. И причина всего этого — всё тот же «дуализм» современной экономической теории.

Этот вывод заставляет искать свою пару ценность-затраты, а следовательно, и стоимость, на обеих сторонах процесса обмена — и у производителя, и у потребителя.  У обоих(!) субъектов обменного процесса  необходимо выявить затраты принадлежащих им факторов производства, которые в сочетании с ценностью чужого товара формируют индивидуальную стоимость субъекта. Таким образом, мы должны получить две стоимости — производителя (продавца) Спроизв и потребителя (покупателя) Спотр. Цена же в этом случае должна рассматриваться как количественное выражение компромисса между производителем и потребителем, каждый из которых ориентируется на свою величину стоимости.

Строго говоря, и в объективных теориях в процессе обмена двух товаров взаимодействуют две стоимости. В трудовой теории, например, их величина определяется затратами труда, содержащимися в каждом товаре. При этом правилом обмена является равенство обеих стоимостей.

В связи с этим сформулированный тезис о наличии двух стоимостей следует понимать так: стоимость едина, и она формируется по единому механизму. Но величина стоимости, как правило, различна для обоих субъектов обмена. Подобный взгляд на стоимости обмениваемых товаров практически аналогичен позиции, занимаемой по этому вопросу субъективной теорией. (Но там под стоимостью понимается ценность, причём обмениваются строго неравные ценности).

Каждая теория выдвигает своё собственное понимание сущности стоимости, зафиксированное в определении этой категории. Однако то или иное определение стоимости (значит, истинность теории) не может быть подтверждено строгим научным методом, то есть экспериментальным путём, — в противном случае это давно было бы сделано. По этой причине в основе всех теорий стоимости лежат не гипотезы (что характерно для естественных наук), а постулаты. Сформулированный в предыдущей главе тезис о сущности стоимости также представляет собой постулат. Его невозможно доказать (как и опровергнуть), но можно попытаться обосновать, чему и посвящена текущая глава.

Стоимость носит общественный (социальный) характер, проявляясь только в отношениях между людьми. Эти общественные отношения возникают после того, как благо становится товаром и поступает в сферу обмена. В обмене участвуют две стороны — производитель и потребитель, и этот очевидный факт должен быть исходным при анализе. Несмотря на это, разработчики теорий стоимости, возникших на базе классической политэкономии — трудовой и издержек производства, при анализе проблемы стоимости сосредоточили свои усилия в основном на процессе производства, то есть на стороне производителя. Напротив, для субъективной школы характерен «перекос» в сторону потребителя. Поэтому все эти концепции, несмотря на принципиальное различие их исходных постулатов и результатов, объединяет несомненная односторонность подхода.

Очевидно, необходимо выйти за пределы порочного круга ложных альтернатив. Выше было обосновано предположение, что решение проблемы стоимости следует искать на пути интеграции всех существующих концепций и создании синтетической теории. Подобная формулировка задачи не является новой. В числе сторонников синтетического подхода к решению проблемы стоимости, кроме А. Маршалла, можно указать Э. Бернштейна, М.И. Туган-Баранов­ского и др. Во времена позднего СССР у этой идеи появились сторонники даже среди советских экономистов. Поэтому представление о стоимости как результате взаимодействия ценности и затрат следует рассматривать в качестве естественного и логичного продолжения научного анализа проблемы.

Однако кажется, что формированию стоимости препятствует взаимная независимость сторон (субъектов) обменного процесса. Она проявляется, в частности, в отсутствии прямой связи между оценкой ценности товара потребителем и издержками его производства. Действительно, потребителя не интересуют издержки производителя, а последний может только догадываться об истинной ценности его товара для покупателя. Наличие очевидного информационного «барьера» исключает возможность непосредственного взаимодействия ценности товара, оцениваемой потребителем, и затрат, осуществлённых производителем, с образованием единой стоимости. Поэтому в рамках принятого постулата любые попытки обнаружить одну стоимость, одинаковую по величине для обоих субъектов, будут заведомо обречены на неудачу.

Ведь как ставится задача в экономиксе: имеется один(!) товар, цена предложения которого определяется издержками его производства, а цена спроса — субъективной оценкой предельной полезности (в наших категориях — ценности), и требуется выявить механизм формирования его цены. Такую постановку задачи можно интерпретировать как выявление величины не цены, а стоимости товара (если понимать её как результат взаимодействия издержек и ценности), вокруг которой, согласно теории, должна «колебаться» цена.

На самом деле обмениваются, конечно, два товара (а кто в этом сомневается?!), второй — деньги, в которых также воплощены издержки производства, но не производителя товара, а покупателя, и они имеют определённую (по величине) ценность для производителя ― владельца товара (подробнее см. ниже). В экономиксе знают, что деньги — это тоже товар (тем более, что не только издержки производства, но и предельная полезность, по Маршаллу, выражаются в деньгах), но вот при анализе процесса ценообразования этот факт учитывают совершенно недостаточно, иначе не возникла бы описанная в предыдущем абзаце ситуация, когда анализу подвергаются факторы, связанные в основном только с одним из двух обмениваемых товаров.

Барьер, искусственно воздвигаемый между затратами факторов производства, остающимися на стороне производителя, и оценкой ценности товара, относимой к прерогативе потребителя, служит непреодолимым препятствием, предопределяющим неспособность теории в нынешнем её состоянии вскрыть истинную природу стоимости и, как следствие, создать теорию ценообразования, адекватно описывающую реальную действительность. И причина всего этого — всё тот же «дуализм» современной экономической теории.

Этот вывод заставляет искать свою пару ценность-затраты, а следовательно, и стоимость, на обеих сторонах процесса обмена — и у производителя, и у потребителя.  У обоих(!) субъектов обменного процесса  необходимо выявить затраты принадлежащих им факторов производства, которые в сочетании с ценностью чужого товара формируют индивидуальную стоимость субъекта. Таким образом, мы должны получить две стоимости — производителя (продавца) Спроизв и потребителя (покупателя) Спотр. Цена же в этом случае должна рассматриваться как количественное выражение компромисса между производителем и потребителем, каждый из которых ориентируется на свою величину стоимости.

Строго говоря, и в объективных теориях в процессе обмена двух товаров взаимодействуют две стоимости. В трудовой теории, например, их величина определяется затратами труда, содержащимися в каждом товаре. При этом правилом обмена является равенство обеих стоимостей.

В связи с этим сформулированный тезис о наличии двух стоимостей следует понимать так: стоимость едина, и она формируется по единому механизму. Но величина стоимости, как правило, различна для обоих субъектов обмена. Подобный взгляд на стоимости обмениваемых товаров практически аналогичен позиции, занимаемой по этому вопросу субъективной теорией. (Но там под стоимостью понимается ценность, причём обмениваются строго неравные ценности).