• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

ТЕОРИЯ ЭКСПЛУАТАЦИИ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 

Неотъемлемой частью любой теории стоимости является теория эксплуатации. Она неявно присутствует даже в тех концепциях, которые отрицают само наличие эксплуатации, поскольку они всё равно должны как-то объяснить происхождение прибыли и распределение доходов между участниками производственного процесса. В марксистской политэкономии к теории эксплуатации относится всё, связанное с источником и распределением прибавочной стоимости, в экономиксе её место занимает теория вменения.

Предварительно необходимо сделать важное замечание. Здесь теория эксплуатации рассматривается исключительно с экономической точки зрения, как часть синтетической концепции стоимости, соответствующая её принципам и вытекающая из всего предыдущего материала. Моральные и нравственные стороны проблемы эксплуатации при этом не учитываются и не анализируются.

Направления эксплуатации

Под эксплуатацией в данной работе понимается присвоение части стоимости и/или прибавочной стоимости, созданной одним фактором производства, владельцем другого фактора производства. В этой главе мы полагаем, что владельцы всех факторов производства сполна получают стоимость своих затрат, поэтому эксплуатация связана с присвоением только прибавочной стоимости.

В принципе, все субъекты производственного процесса при определённых условиях могут выступить в качестве эксплуататоров. Однако на практике наибольшими возможностями по этой части в силу «особости» своего положения обладает учредитель-ка­питалист.

Согласно синтетической концепции, все факторы производства (и их владельцы) являются равноправными создателями (источниками) стоимости и прибавочной стоимости товара. Эксплуатация возникает вследствие нарушения этого основополагающего принципа. В реальной действительности именно так и происходит ― при присвоении результатов затрат равноправие факторов производства нарушается и учредитель оказывается в привилегированном положении. Из предыдущих глав следует, что присвоение «чужой» прибавочной стоимости, то есть, эксплуатация возможна по двум направлениям:

― во-первых, если договорная цена затрат, выплачиваемая учредителем-капиталистом владельцу фактора производства, меньше рыночной цены затрат. (Справедливой с политэкономической точки зрения является именно рыночная цена);

― во-вторых, каждый владелец фактора производства должен получать свою долю прибавочной стоимости, возникающей в результате применения капитала и «земли» предприятия, однако на практике всю эту прибавочную стоимость присваивает учредитель-ка­пита­лист.

Далее более подробно рассматриваются оба эти направления и их следствия.

Первое направление эксплуатации

Вся суть первого направления эксплуатации видна из сопоставления табл. 4 и 5. В табл. 4 приведено значение договорной цены затрат труда ― 425 руб. (в расчёте на единицу товара), что на 75 руб. больше их стоимости со стороны владельца (или владельцев) рабочей силы (350 руб.). При этом рыночная цена затрат труда, как следует из табл. 5, равна 500 руб., и именно её по справедливости должен получить владелец рабочей силы. Однако разницу между рыночной и договорной ценами затрат: 500-425=75 руб. присваивает учредитель-капиталист. То же самое происходит с владельцами других нанимаемых или арендуемых факторов производства.

Выше уже неоднократно говорилось о том, что рыночная цена затрат каждого по отдельности фактора производства не может быть определена вследствие отсутствия необходимого для этого экономического механизма. Но это не означает, что она не существует. Её существование подтверждается, в частности, классовыми конфликтами, которые периодически возникают при значительном снижении договорной цены затрат труда по сравнению с их рыночной ценой. Эта ситуация, отражаясь в сознании наёмных работников (владельцев рабочей силы), вызывает у них убеждение в несправедливости существующего распределения и выливается в конкретные действия. В результате, как правило, разница между договорной и рыночной ценами затрат труда уменьшается.

Следует обратить внимание, что представленная в табл. 4 суммарная величина прибавочной стоимости в реальных условиях (292 руб.) меньше аналогичного показателя (395 руб.) в табл. 5. Это различие объясняется тем, что в реальной действительности прибавочная стоимость рассчитывается как превышение рыночной цены товара над его суммарной учредительской стоимостью (последняя равна сумме стоимостей затрат собственных факторов производства учредителя и договорных цен «чужих» затрат факторов производства ― см. табл. 4). В условиях действительного равноправия факторов производства договорные цены отсутствуют, и прибавочная стоимость представляет собой избыток цены товара над суммой стоимостей затрат факторов производства (см. табл. 5).

Роль учредителя-капиталиста в рассматриваемом процессе эксплуатации по первому направлению неоднозначная. С одной стороны, он выступает своеобразным посредником между потребителем и владельцами факторов производства. Имеется в виду, что между потребностью субъекта в некотором благе и воз­можностью владельцев факторов производства удовлетворить эту потребность существует определённый «зазор», который и заполняет учредитель. Как любой посредник, учредитель-капита­лист пытается извлечь выгоду из своего положения. Он предлагает производителям, в роли которых в данном случае выступают владельцы факторов производства, за их благо (договорную) цену меньшую, чем получает от покупателей ― потребителей товара. С этой точки зрения присвоение учредителем-капиталистом части прибавочной стоимости, производимой чужими (наёмными и арендуемыми) факторами производства, можно рассматривать как извлечение прибыли из посреднической деятельности.

Однако, с другой стороны, учредителю-капиталисту, в принципе, нет никакой необходимости оплачивать затраты чужих факторов производства не в полном размере и извлекать дополнительную прибыль, эксплуатируя при этом их владельцев. Ведь даже в том случае, если владельцы чужих факторов производства получат в качестве оплаты рыночную (а не договорную) цену своих затрат, учредитель-капиталист не останется внакладе, так как он и в этом случае получит компенсацию затрат собственного фактора производства ― учредительства. Если цена товара при этом будет равна суммарной учредительской стоимости затрат (ц1=Спроизв,1 ― см. (10а)), учредитель-капиталист вернёт стоимость своих затрат, при ц1>Спроизв,1 он даже получит прибыль. (Источниками этой прибыли, кроме учредительства, станут также капитал и «земля» предприятия. Однако важно подчеркнуть, что затраты учредительства в данном случае будут компенсированы).

Согласно трудовой теории, капиталист не может выплатить наёмному работнику полную стоимость затрат его труда, так как он не может функционировать, не присваивая созданную работником прибавочную стоимость. Поэтому капиталист объективными экономическими законами принуждается к эксплуатации. Как следует из предыдущего абзаца, в синтетической концепции ситуация принципиально иная: учредитель-капиталист может себе позволить выплатить владельцам чужих факторов производства рыночную, то есть, справедливую цену их затрат. Конечно, учредителю-капиталисту практически невозможно удержаться от того, чтобы, пользуясь «особостью» своего положения, не присвоить часть чужой прибавочной стоимости. Но это стремление не носит характера принудительного экономического закона.

Как мы видим, суть эксплуатации по первому направлению определяется тем фактом, что договорная цена затрат факторов производства может быть ниже их рыночной цены. Договорная цена получила своё название потому, что она устанавливается в результате договора между учредителем и владельцем фактора производства. В связи с этим обстоятельством может возникнуть стремление представить дело так, что владелец фактора производства переуступает (продаёт) учредителю-капиталисту свою часть права собственности на товар, а вместе с ней и на создаваемую им прибавочную стоимость ― ту часть цены товара, которая превышает договорную цену.

В принципиальном плане этот тезис не противоречит логике синтетической концепции. Но он встречает практические возражения, по крайней мере, по двум пунктам. Во-первых, ещё неизвестно, как бы поступил владелец фактора производства, если бы ему объяснили суть совершаемой им сделки. Во-вторых, раз отношения между учредителем и владельцем фактора производства носят договорный характер, условия договора должны предусматривать для последнего возможность отказаться от заключённой сделки и вернуть себе право частичной собственности на товар со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Второе направление эксплуатации

Синтетическая концепция утверждает и отстаивает принцип равноправия всех факторов производства. Последовательное применение этого принципа в предыдущей главе заставило нас признать, что предприятие изначально должно принадлежать всем участникам производственного процесса. Поэтому справедливое(!) распределение выручки от реализации товара подразумевает, что доходы владельцев факторов производства должны включать в себя и определённую часть стоимости и прибавочной стоимости товара, источниками которой являются капитал и «земля» предприятия.

Например, из табл. 5 следует, что владельцы рабочей силы кроме прибавочной стоимости, обусловленной затратами труда (150 руб. в расчёте на единицу товара), получают также часть прибавочной стоимости, созданной капиталом и «землёй» предприятия (50 и 20 руб. соответственно).

В реальной экономической действительности равноправие факторов производства нарушается, и предприятие принадлежит учредителю. Как следствие, учредитель-капиталист присваивает весь объём стоимости  и прибавочной стоимости, связанный с капиталом и «землёй» предприятия, в том числе, и те части, которые по справедливости должны принадлежать владельцам других факторов производства. Эти действия учредителя в соответствии с данным выше определением должны рассматриваться как эксплуатация.

Принципиально, что принадлежность предприятия учредителю обеспечивается не «вековыми традициями», а конкретными законами и правовыми нормами, отражающими содержание определённого способа производства. В частности, сущность тех производственных отношений, в которые вступают участники процесса производства товара, составляет наёмный характер труда. Он юридически закреплён в соответствующих правовых нормах, включая трудовое законодательство.

Неизбежность эксплуатации в современных условиях

Следует заметить, что даже в случае равенства договорной и (неизвестной нам) рыночной цены затрат, то есть, при отсутствии эксплуатации по первому направлению,  действительное равноправие факторов производства не достигается, так как в реальности собственником капитала и «земли» предприятия является учредитель-капиталист. Это обстоятельство обусловливает наличие неизбежной эксплуатации владельцев факторов производства со стороны учредителя-капиталиста по второму из указанных направлений.

1. Одной из двух «ног», на которые опирается экономикс, является теория факторов производства. Поэтому логично, что экономикс провозглашает и отстаивает тезис о равноправии всех трёх признаваемых им факторов производства ― труда, капитала и «земли». В итоге последующего анализа это научное направление, по существу, приходит к отрицанию эксплуатации. Отдельные её проявления связываются с отклонениями от естественного характера развития капиталистической рыночной экономики, в частности, с монополиями.

В синтетической концепции, как можно заметить, также последовательно проводится положение о равноправии факторов производства. Однако, несмотря на совпадение исходных предпосылок, выводы получены иные ― и прибавочная стоимость не миф, и эксплуатация не является досадным исключением из общей благостной картины «сотрудничества» труда и капитала.

2. Предшественницей теории «ожидания» Маршалла была теория «воздержания» Сениора. В ней утверждается, что прибыль является вознаграждением капиталисту за то, что он, инвестируя капитал, тем самым воздерживается от текущего потребления в пользу будущего потребления. В интерпретации Сениора прибавочная стоимость выступает справедливой компенсацией капиталисту за его «лишения».

Посмотрим, насколько убедительно это обоснование с точки зрения синтетической концепции. Предположим, некий субъект, используя собственный труд, накопил некоторый объём ресурсов. Вместо того, чтобы превратить их в блага и потребить, субъект решает инвестировать их в производство товара. Допустим далее, что он выплачивает наёмным работникам справедливую, рыночную цену затрат их труда. Однако и в этом случае имеет место эксплуатация: как единственный владелец предприятия, субъект присваивает всю(!) прибавочную стоимость, возникающую в результате применения капитала и «земли» предприятия, а по справедливости должен присваивать только причитающуюся ему часть. Таким образом, часть прибавочной стоимости, присваиваемая капиталистом, является продуктом эксплуатации, а не «воздержания». На этом основании можно сделать вывод, что тезис Сениора о «воздержании» как источнике прибыли не верен.

Распределение дохода между потреблением и накоплением

В главе «Учёт затрат факторов производства в стоимости товара» было показано, что обеспечение воспроизводства субъекта и содержание его семьи ― это специфическая форма компенсации затрат рабочей силы. Поэтому содержание учредителя-капиталиста и его семьи не входит в его МНТ и не учитывается в стоимости затрат учредительства.

Однако доход учредителя-капиталиста складывается не только из стоимости, но и прибавочной стоимости. В связи с этим возникает вопрос: как оценить тот факт, что учредитель-капиталист направляет присвоенную им прибавочную стоимость (доход, превышающий стоимость) на личное потребление? (Аналогичный по содержанию вопрос можно адресовать и владельцам арендуемых учредителем капитала и «земли»).

Сначала следует рассмотреть правомерность потребления прибавочной стоимости. Стоимость товара соответствует размеру компенсации осуществлённых субъектом затрат принадлежащих ему факторов производства. Учредитель-капиталист, кроме того, присваивает часть прибавочной стоимости, созданной другими субъектами процесса производства товара. Эта часть его дохода не обусловлена осуществлёнными им затратами и не может считаться справедливой с точки зрения политэкономии. Однако справедливость или несправедливость полученного дохода не влияет на положение, согласно которому распределение дохода ― это личное дело самого субъекта. Только сам учредитель-капиталист может решать, какую часть своего дохода он направит на личное потребление. И его решение будет полностью отвечать законам и традициям существующего способа производства.

Это положение относится не только к капиталистам, но и  к владельцу рабочей силы. Договорная цена его рабочей силы может превышать его собственную оценку стоимости затрат труда. В этом случае наёмный работник вместо того, чтобы потребить этот избыточный доход, может использовать его в качестве капитала, например, положить на счёт в банке. Если мы признаём за наёмным работником право решать, как распределить свой доход между потреблением и накоплением, мы должны «разрешить» это и учредителю-капиталисту.

Итак, никто не может запретить учредителю-капиталисту использовать прибавочную стоимость по его усмотрению. Но в какой мере «проедание» прибавочной стоимости соответствует логике синтетической концепции?

Прибавочная стоимость может возникнуть в том случае, если потребитель оценивает осуществлённые затраты выше, чем производитель товара (Спотр,2>Спроизв,1). Принципиально, что источник у стоимости и прибавочной стоимости один — затраты фактора производства (наряду со способностью субъекта к субъективной оценке ценности блага). Поэтому логике синтетической концепции отвечает положение, в соответствии с которым часть выручки, равная стоимости затрат фактора производства (Спроизв,1), предназначается для компенсации произведённых затрат, а прибавочная стоимость инвестируется в развитие(!) фактора производства. Этот подход не только справедлив, но и отвечает интересам общества.

В этой связи направление учредителем-капиталистом любой, даже самой малой, части дохода на личное потребление должно рассматриваться как паразитическое потребление. Действительно, воспроизводство субъекта является формой компенсации затрат рабочей силы. В случае учредителя-капиталиста (и вообще любого субъекта, извлекающего нетрудовой доход) затраты труда отсутствуют, поэтому направление им прибавочной стоимости на личное потребление не может рассматриваться в качестве компенсации этих затрат. Учредитель-капиталист потребляет блага, предназначенные для развития фактора производства. Именно это и даёт основание считать потребление этих благ паразитическим. (Термин не очень приятный, но он соответствует содержанию процесса. Дело не в том, что выражение «непроизводительное потребление» менее эмоциональное, а в том, что оно менее точное).

1. Напомним, мы считаем, что учредитель-капиталист не затрачивает собственного труда.

2. Интересный момент: каким-то странным образом синтетическая концепция, отрица­ю­щая «особость» труда, по вопросу паразитического потребления практически смыкается с трудовой теорией! Но это только на первый взгляд кажется удивительным. Просто таким образом проявляется синтетический характер обсуждаемой концепции стоимости. Вследствие этого периодически «всплывают» известные положения и выводы других теорий, но здесь они рассматриваются под иным углом зрения.

Можно подумать, что направление учредителем-капиталистом (части или всей) прибавочной стоимости на потребление является неизбежным. Но это не так. В СССР государство выполняло функции не просто учредителя, а учредителя-капиталиста. При этом «личное потребление» государства отсутствовало: управленцы и госслужащие в качестве компенсации затрат своего труда получали зарплату, они не получали никакого дополнительного дохода, вытекающего из особого положения государства в системе общественного производства. Вся прибавочная стоимость, которую советское государство извлекало из процесса производства в качестве учредителя-капиталиста, расходовалась на общественные цели, то есть, в интересах всего общества. Это не значит, что подобное распределение полностью отвечает принципу политэкономической справедливости: часть прибавочной стоимости, созданная трудом работников конкретного предприятия, также, как и при капитализме, присваивалась не ими, а учредителем-капиталистом ― государством. Дальнейшее распределение этих ресурсов осуществлялось вне всякой зависимости от их источника ― труда коллектива предприятия.

Постоянные ссылки на справедливость не следует рассматривать как отступление от твёрдой материалистической платформы в сторону утопических воззрений. Напротив, политэкономическое понимание справедливости отличается от прочих трактовок конкретным экономическим (то есть, вполне материалистическим) содержанием. При её реализации достигаются наивысшая эффективность использования общественных ресурсов и оптимальные условия их развития, так как при этом доход каждого фактора производства в точности соответствует его вкладу в общее дело. Именно под этим углом зрения следует рассматривать обсуждаемые в этой главе вопросы эксплуатации и паразитического потребления.

Вместе с тем приведённый пример показывает, что учредительство без направления части дохода на личное (паразитическое) потребление самого учредителя-капиталиста возможно. Таким образом, «проедание» полученной прибавочной стоимости учредителем-капиталистом характерно не для всякой, а только для определённой формы товарного производства, а именно, основанной на частном учредительстве и частном владении средствами производства (капиталом и «землёй» предприятия). При этом следует заметить, что духу и принципам синтетической концепции стоимости соответствует отсутствие паразитического потребления учредителя и владельцев других факторов производства. Паразитическое потребление означает фактическое отвлечение определённой части ресурсов, которыми располагает общество, от целей развития и тем самым снижение эффективности их использования.

Потребление владельца рабочей силы

Как правило, компенсация затрат труда владельца рабочей силы (наёмного работника) в размере договорной цены превышает стоимость затрат. Не носит ли в таком случае паразитический характер потребление работником разницы договорной цены и стоимости?

Источником не только стоимости, но и договорной цены является собственный фактор производства наёмного работника ― труд. Компенсация его затрат представляет собой процесс воспроизводства рабочей силы, то есть, потребление благ. Поэтому с точки зрения синтетической концепции нет никакого логического противоречия в том, что владелец рабочей силы весь свой доход направляет на потребление. При этом «стоимостная» часть дохода должна быть потрачена на компенсацию осуществлённых ранее затрат, а доход, превышающий стоимость, на развитие рабочей силы, опять же через потребление благ. Таким образом «избыточная» часть дохода наёмного работника инвестируется в развитие общественного производства, частью которого является сам работник. Ни о каком паразитическом потреблении речи в данном случае быть не может.

Да и вообще, целью общественного производства является не оно само, а удовлетворение потребностей людей. С этой точки зрения потребление наёмного работника, превышающее действительный уровень его затрат, должно рассматриваться в качестве основы для всё более полного удовлетворения и дальнейшего развития потребностей и развития личности работника.

Эксплуатация и паразитическое потребление

Ещё раз отметим, что в современной экономической реальности та часть капитала и «земли» предприятия, которая по справедливости должна принадлежать наёмным работникам, на деле принадлежит учредителю-капиталисту. Давайте допустим, что учредитель-капиталист соответствующую часть прибавочной стоимости, то есть, создаваемую несправедливо присвоенными им средствами производства, направляет на развитие предприятия. Таким образом, паразитическое потребление этих ресурсов в данном случае отсутствует. (Подобное положение, как мы видели, отличало способ производства, существовавший в СССР, но оно не исключено и для частного учредительства).

Представим себе теперь, что не учредитель-капиталист, а сами наёмные работники владеют (например, в виде акций) причитающейся им частью капитала и «земли» предприятия и присваивают создаваемую последними прибавочную стоимость. Причём, в соответствии с логикой синтетической концепции они не потребляют эту прибавочную стоимость, а направляют её целиком на развитие предприятия (средств производства).

Сопоставим эти две ситуации. Их объединяет то, что в обоих случаях прибавочная стоимость, созданная средствами производства, направляется на их развитие, и паразитическое потребление отсутствует. В таком случае, какая разница, кто ― наёмные работники или учредитель-капиталист инвестирует ресурсы? И более того: если паразитическое потребление со стороны учредителя-капиталиста отсутствует, означает ли это, что отсутствует и эксплуатация по второму направлению?

В качестве ответа на последний вопрос можно напомнить формальный довод: действия учредителя-капиталиста в первой из описанных ситуаций полностью попадают под данное выше определение эксплуатации. Но главное не в этом. Дело в том, что описанные ситуации всё-таки принципиально различаются своими результатами. Несправедливое присвоение учредителем-капиталистом части капитала и «земли» предприятия, то есть, эксплуатация по второму направлению закрепляет существующее неравноправие факторов производства, особое, привилегированное положение учредителя-капиталиста и подчинённое — наёмного работника. Всё это способствует консервации существующих производственных отношений и препятствует их эволюционному развитию. Поэтому, с точки зрения синтетической концепции, эксплуатация по второму направлению, вне зависимости от наличия паразитического потребления, является преградой на пути развития общественных производительных сил.

Основное противоречие капитализма

В марксистской политической экономии основным противоречием капиталистического способа производства считается противоречие между общественным характером производства и частнокапиталистическим характером присвоения его результатов.

Синтетическая концепция также подчёркивает, что современное производство является общественным. В качестве одного из проявлений общественного характера производства можно рассматривать тот факт, что источниками стоимости, цены и прибавочной стоимости товара служат, согласно концепции, все факторы производства. Справедливая величина дохода владельца каждого фактора производства определяется рыночной ценой затрат его собственного фактора производства и ценой затрат принадлежащей ему части капитала и «земли» предприятия. Однако на практике учредитель присваивает прибавочную стоимость, которая создана в результате затрат чужих факторов производства. Этот факт можно интерпретировать вполне в духе марксистской трудовой теории ― как частнокапиталистическое присвоение результатов общественного производства.

Таким образом, синтетическая концепция подтверждает наличие основного противоречия капитализма в его марксистской формулировке.

Но она не останавливается на этом. В отличие от марксистской версии трудовой теории синтетическая концепция видит основной источник противоречий (экономических, классовых, социальных) капиталистического способа производства не только в несправедливом присвоении учредителем-капиталистом прибавочной стоимости, созданной чужими факторами производства, но и в паразитическом потреблении присвоенных ресурсов. Предпосылкой паразитического потребления служит частное владение ресурсами (доходом), получаемыми в результате производства и обмена товара. Тем самым к основному противоречию капитализма добавляется ещё одно ― между объективной необходимостью развития общественных производительных сил и частным владением требуемыми для этого ресурсами.

Последнее противоречие характерно не только для капитализма, но и для любого способа производства, в рамках которого обмен осуществляется на основании закона стоимости. В частности, процент, начислявшийся на вклады в советских сберегательных кассах, представлял собой нетрудовой доход, который мог быть использован на паразитическое потребление. Получается, что для того, чтобы привлечь в экономику частные ресурсы, приходилось мириться с паразитическим потреблением получаемого частными лицами дохода. Это противоречие может быть разрешено только в условиях способа производства, при котором для осуществления обмена не потребуется определять стоимость продукта.

Краткие выводы

Итак, эксплуатация учредителем владельцев других факторов производства возникает, во-первых, если договорная цена затрат фактора производства оказывается меньше значения их рыночной цены. Эксплуатация по этому направлению возможна, но не неизбежна.

Во-вторых, эксплуатация имеет место вследствие присвоения учредителем прибавочной стоимости, созданной той частью капитала и «земли» предприятия, которая по справедливости должна принадлежать другим участникам процесса производства товара. Этот вид эксплуатации в современных условиях присутствует всегда.

Распределение полученного дохода между инвестициями и потреблением является личным делом каждого субъекта. Вместе с тем использование владельцами «нетрудовых» факторов производства полученного дохода для личного потребления является нарушением принципов, на которых базируется синтетическая концепция и примером неэффективного использования общественных ресурсов.

Собственно говоря, это всё, что хотелось сказать в этой работе по поводу проблемы стоимости вообще и синтетической концепции в частности.

Итоги анализа таковы. Опираясь на методологию диалектического синтеза, удалось вырваться из того круга альтернатив, в котором «застряла» проблема стоимости на рубеже XIX-XX вв. В результате дано определение стоимости и тем самым раскрыта сущность этой  категории. Затраты факторов производства получили ценностную оценку, это позволило связать затраты и ценность товара количественной зависимостью. Следствием этого стало выявление механизмов измерения ценности и формирования стоимости. Дальнейший анализ проводился при строгом подчинении внутренней логике синтетической концепции. Были вскрыты источники стоимости и показан принцип формирования и распределения доходов. Доказано наличие эксплуатации, то есть, присвоения прибавочной стоимости, созданной другими факторами производства.

Таким образом, удалось найти решения всех трёх задач, стоящих перед любой теорией стоимости ― раскрыть сущность стоимости, выявить механизм её формирования, найти источники стоимости и доходов. Полученные результаты отличаются непротиворечивостью, то есть, отсутствием натяжек, исключений и необходимости замалчивания неудобных вопросов.

Все эти факты свидетельствуют о продуктивности концепции, то есть о возможности находить, основываясь на ней, ответы на самые трудные вопросы в области проблемы стоимости. Это, пожалуй, главный вывод из проделанной работы.

Классическая политэкономия стремилась исследовать прежде всего сущность стоимости, то есть, выявить содержание и источник той субстанции, которая определяет обменное отношение товаров. То или иное решение поставленной задачи имело не только чисто научное, но и общественное значение. Поэтому в те времена экономическая наука вполне обоснованно носила название политической экономии.

А. Маршалла не интересовали фундаментальные вопросы экономической теории. Вместо этого во главу угла он поставил изучение взаимодействия предложения и спроса в процессе формирования цены товара. Тем самым он не только коренным образом изменил приоритеты целей экономической науки ― производная, вторичная, с точки зрения классической политэкономии, проблема стала теперь главной, ― но и подверг серьёзной трансформации её предмет, категорийный аппарат и методологию. В результате экономическая теория вполне закономерно поменяла название и из политэкономии превратилась в экономикс.

Хотелось бы надеяться, что обсуждение синтетической концепции будет способствовать не только возобновлению дискуссии по проблеме стоимости, но и переносу главного научного интереса с вопросов ценообразования опять на проблемы политической экономии — с ударением на первом слове: «политической».

Неотъемлемой частью любой теории стоимости является теория эксплуатации. Она неявно присутствует даже в тех концепциях, которые отрицают само наличие эксплуатации, поскольку они всё равно должны как-то объяснить происхождение прибыли и распределение доходов между участниками производственного процесса. В марксистской политэкономии к теории эксплуатации относится всё, связанное с источником и распределением прибавочной стоимости, в экономиксе её место занимает теория вменения.

Предварительно необходимо сделать важное замечание. Здесь теория эксплуатации рассматривается исключительно с экономической точки зрения, как часть синтетической концепции стоимости, соответствующая её принципам и вытекающая из всего предыдущего материала. Моральные и нравственные стороны проблемы эксплуатации при этом не учитываются и не анализируются.

Направления эксплуатации

Под эксплуатацией в данной работе понимается присвоение части стоимости и/или прибавочной стоимости, созданной одним фактором производства, владельцем другого фактора производства. В этой главе мы полагаем, что владельцы всех факторов производства сполна получают стоимость своих затрат, поэтому эксплуатация связана с присвоением только прибавочной стоимости.

В принципе, все субъекты производственного процесса при определённых условиях могут выступить в качестве эксплуататоров. Однако на практике наибольшими возможностями по этой части в силу «особости» своего положения обладает учредитель-ка­питалист.

Согласно синтетической концепции, все факторы производства (и их владельцы) являются равноправными создателями (источниками) стоимости и прибавочной стоимости товара. Эксплуатация возникает вследствие нарушения этого основополагающего принципа. В реальной действительности именно так и происходит ― при присвоении результатов затрат равноправие факторов производства нарушается и учредитель оказывается в привилегированном положении. Из предыдущих глав следует, что присвоение «чужой» прибавочной стоимости, то есть, эксплуатация возможна по двум направлениям:

― во-первых, если договорная цена затрат, выплачиваемая учредителем-капиталистом владельцу фактора производства, меньше рыночной цены затрат. (Справедливой с политэкономической точки зрения является именно рыночная цена);

― во-вторых, каждый владелец фактора производства должен получать свою долю прибавочной стоимости, возникающей в результате применения капитала и «земли» предприятия, однако на практике всю эту прибавочную стоимость присваивает учредитель-ка­пита­лист.

Далее более подробно рассматриваются оба эти направления и их следствия.

Первое направление эксплуатации

Вся суть первого направления эксплуатации видна из сопоставления табл. 4 и 5. В табл. 4 приведено значение договорной цены затрат труда ― 425 руб. (в расчёте на единицу товара), что на 75 руб. больше их стоимости со стороны владельца (или владельцев) рабочей силы (350 руб.). При этом рыночная цена затрат труда, как следует из табл. 5, равна 500 руб., и именно её по справедливости должен получить владелец рабочей силы. Однако разницу между рыночной и договорной ценами затрат: 500-425=75 руб. присваивает учредитель-капиталист. То же самое происходит с владельцами других нанимаемых или арендуемых факторов производства.

Выше уже неоднократно говорилось о том, что рыночная цена затрат каждого по отдельности фактора производства не может быть определена вследствие отсутствия необходимого для этого экономического механизма. Но это не означает, что она не существует. Её существование подтверждается, в частности, классовыми конфликтами, которые периодически возникают при значительном снижении договорной цены затрат труда по сравнению с их рыночной ценой. Эта ситуация, отражаясь в сознании наёмных работников (владельцев рабочей силы), вызывает у них убеждение в несправедливости существующего распределения и выливается в конкретные действия. В результате, как правило, разница между договорной и рыночной ценами затрат труда уменьшается.

Следует обратить внимание, что представленная в табл. 4 суммарная величина прибавочной стоимости в реальных условиях (292 руб.) меньше аналогичного показателя (395 руб.) в табл. 5. Это различие объясняется тем, что в реальной действительности прибавочная стоимость рассчитывается как превышение рыночной цены товара над его суммарной учредительской стоимостью (последняя равна сумме стоимостей затрат собственных факторов производства учредителя и договорных цен «чужих» затрат факторов производства ― см. табл. 4). В условиях действительного равноправия факторов производства договорные цены отсутствуют, и прибавочная стоимость представляет собой избыток цены товара над суммой стоимостей затрат факторов производства (см. табл. 5).

Роль учредителя-капиталиста в рассматриваемом процессе эксплуатации по первому направлению неоднозначная. С одной стороны, он выступает своеобразным посредником между потребителем и владельцами факторов производства. Имеется в виду, что между потребностью субъекта в некотором благе и воз­можностью владельцев факторов производства удовлетворить эту потребность существует определённый «зазор», который и заполняет учредитель. Как любой посредник, учредитель-капита­лист пытается извлечь выгоду из своего положения. Он предлагает производителям, в роли которых в данном случае выступают владельцы факторов производства, за их благо (договорную) цену меньшую, чем получает от покупателей ― потребителей товара. С этой точки зрения присвоение учредителем-капиталистом части прибавочной стоимости, производимой чужими (наёмными и арендуемыми) факторами производства, можно рассматривать как извлечение прибыли из посреднической деятельности.

Однако, с другой стороны, учредителю-капиталисту, в принципе, нет никакой необходимости оплачивать затраты чужих факторов производства не в полном размере и извлекать дополнительную прибыль, эксплуатируя при этом их владельцев. Ведь даже в том случае, если владельцы чужих факторов производства получат в качестве оплаты рыночную (а не договорную) цену своих затрат, учредитель-капиталист не останется внакладе, так как он и в этом случае получит компенсацию затрат собственного фактора производства ― учредительства. Если цена товара при этом будет равна суммарной учредительской стоимости затрат (ц1=Спроизв,1 ― см. (10а)), учредитель-капиталист вернёт стоимость своих затрат, при ц1>Спроизв,1 он даже получит прибыль. (Источниками этой прибыли, кроме учредительства, станут также капитал и «земля» предприятия. Однако важно подчеркнуть, что затраты учредительства в данном случае будут компенсированы).

Согласно трудовой теории, капиталист не может выплатить наёмному работнику полную стоимость затрат его труда, так как он не может функционировать, не присваивая созданную работником прибавочную стоимость. Поэтому капиталист объективными экономическими законами принуждается к эксплуатации. Как следует из предыдущего абзаца, в синтетической концепции ситуация принципиально иная: учредитель-капиталист может себе позволить выплатить владельцам чужих факторов производства рыночную, то есть, справедливую цену их затрат. Конечно, учредителю-капиталисту практически невозможно удержаться от того, чтобы, пользуясь «особостью» своего положения, не присвоить часть чужой прибавочной стоимости. Но это стремление не носит характера принудительного экономического закона.

Как мы видим, суть эксплуатации по первому направлению определяется тем фактом, что договорная цена затрат факторов производства может быть ниже их рыночной цены. Договорная цена получила своё название потому, что она устанавливается в результате договора между учредителем и владельцем фактора производства. В связи с этим обстоятельством может возникнуть стремление представить дело так, что владелец фактора производства переуступает (продаёт) учредителю-капиталисту свою часть права собственности на товар, а вместе с ней и на создаваемую им прибавочную стоимость ― ту часть цены товара, которая превышает договорную цену.

В принципиальном плане этот тезис не противоречит логике синтетической концепции. Но он встречает практические возражения, по крайней мере, по двум пунктам. Во-первых, ещё неизвестно, как бы поступил владелец фактора производства, если бы ему объяснили суть совершаемой им сделки. Во-вторых, раз отношения между учредителем и владельцем фактора производства носят договорный характер, условия договора должны предусматривать для последнего возможность отказаться от заключённой сделки и вернуть себе право частичной собственности на товар со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Второе направление эксплуатации

Синтетическая концепция утверждает и отстаивает принцип равноправия всех факторов производства. Последовательное применение этого принципа в предыдущей главе заставило нас признать, что предприятие изначально должно принадлежать всем участникам производственного процесса. Поэтому справедливое(!) распределение выручки от реализации товара подразумевает, что доходы владельцев факторов производства должны включать в себя и определённую часть стоимости и прибавочной стоимости товара, источниками которой являются капитал и «земля» предприятия.

Например, из табл. 5 следует, что владельцы рабочей силы кроме прибавочной стоимости, обусловленной затратами труда (150 руб. в расчёте на единицу товара), получают также часть прибавочной стоимости, созданной капиталом и «землёй» предприятия (50 и 20 руб. соответственно).

В реальной экономической действительности равноправие факторов производства нарушается, и предприятие принадлежит учредителю. Как следствие, учредитель-капиталист присваивает весь объём стоимости  и прибавочной стоимости, связанный с капиталом и «землёй» предприятия, в том числе, и те части, которые по справедливости должны принадлежать владельцам других факторов производства. Эти действия учредителя в соответствии с данным выше определением должны рассматриваться как эксплуатация.

Принципиально, что принадлежность предприятия учредителю обеспечивается не «вековыми традициями», а конкретными законами и правовыми нормами, отражающими содержание определённого способа производства. В частности, сущность тех производственных отношений, в которые вступают участники процесса производства товара, составляет наёмный характер труда. Он юридически закреплён в соответствующих правовых нормах, включая трудовое законодательство.

Неизбежность эксплуатации в современных условиях

Следует заметить, что даже в случае равенства договорной и (неизвестной нам) рыночной цены затрат, то есть, при отсутствии эксплуатации по первому направлению,  действительное равноправие факторов производства не достигается, так как в реальности собственником капитала и «земли» предприятия является учредитель-капиталист. Это обстоятельство обусловливает наличие неизбежной эксплуатации владельцев факторов производства со стороны учредителя-капиталиста по второму из указанных направлений.

1. Одной из двух «ног», на которые опирается экономикс, является теория факторов производства. Поэтому логично, что экономикс провозглашает и отстаивает тезис о равноправии всех трёх признаваемых им факторов производства ― труда, капитала и «земли». В итоге последующего анализа это научное направление, по существу, приходит к отрицанию эксплуатации. Отдельные её проявления связываются с отклонениями от естественного характера развития капиталистической рыночной экономики, в частности, с монополиями.

В синтетической концепции, как можно заметить, также последовательно проводится положение о равноправии факторов производства. Однако, несмотря на совпадение исходных предпосылок, выводы получены иные ― и прибавочная стоимость не миф, и эксплуатация не является досадным исключением из общей благостной картины «сотрудничества» труда и капитала.

2. Предшественницей теории «ожидания» Маршалла была теория «воздержания» Сениора. В ней утверждается, что прибыль является вознаграждением капиталисту за то, что он, инвестируя капитал, тем самым воздерживается от текущего потребления в пользу будущего потребления. В интерпретации Сениора прибавочная стоимость выступает справедливой компенсацией капиталисту за его «лишения».

Посмотрим, насколько убедительно это обоснование с точки зрения синтетической концепции. Предположим, некий субъект, используя собственный труд, накопил некоторый объём ресурсов. Вместо того, чтобы превратить их в блага и потребить, субъект решает инвестировать их в производство товара. Допустим далее, что он выплачивает наёмным работникам справедливую, рыночную цену затрат их труда. Однако и в этом случае имеет место эксплуатация: как единственный владелец предприятия, субъект присваивает всю(!) прибавочную стоимость, возникающую в результате применения капитала и «земли» предприятия, а по справедливости должен присваивать только причитающуюся ему часть. Таким образом, часть прибавочной стоимости, присваиваемая капиталистом, является продуктом эксплуатации, а не «воздержания». На этом основании можно сделать вывод, что тезис Сениора о «воздержании» как источнике прибыли не верен.

Распределение дохода между потреблением и накоплением

В главе «Учёт затрат факторов производства в стоимости товара» было показано, что обеспечение воспроизводства субъекта и содержание его семьи ― это специфическая форма компенсации затрат рабочей силы. Поэтому содержание учредителя-капиталиста и его семьи не входит в его МНТ и не учитывается в стоимости затрат учредительства.

Однако доход учредителя-капиталиста складывается не только из стоимости, но и прибавочной стоимости. В связи с этим возникает вопрос: как оценить тот факт, что учредитель-капиталист направляет присвоенную им прибавочную стоимость (доход, превышающий стоимость) на личное потребление? (Аналогичный по содержанию вопрос можно адресовать и владельцам арендуемых учредителем капитала и «земли»).

Сначала следует рассмотреть правомерность потребления прибавочной стоимости. Стоимость товара соответствует размеру компенсации осуществлённых субъектом затрат принадлежащих ему факторов производства. Учредитель-капиталист, кроме того, присваивает часть прибавочной стоимости, созданной другими субъектами процесса производства товара. Эта часть его дохода не обусловлена осуществлёнными им затратами и не может считаться справедливой с точки зрения политэкономии. Однако справедливость или несправедливость полученного дохода не влияет на положение, согласно которому распределение дохода ― это личное дело самого субъекта. Только сам учредитель-капиталист может решать, какую часть своего дохода он направит на личное потребление. И его решение будет полностью отвечать законам и традициям существующего способа производства.

Это положение относится не только к капиталистам, но и  к владельцу рабочей силы. Договорная цена его рабочей силы может превышать его собственную оценку стоимости затрат труда. В этом случае наёмный работник вместо того, чтобы потребить этот избыточный доход, может использовать его в качестве капитала, например, положить на счёт в банке. Если мы признаём за наёмным работником право решать, как распределить свой доход между потреблением и накоплением, мы должны «разрешить» это и учредителю-капиталисту.

Итак, никто не может запретить учредителю-капиталисту использовать прибавочную стоимость по его усмотрению. Но в какой мере «проедание» прибавочной стоимости соответствует логике синтетической концепции?

Прибавочная стоимость может возникнуть в том случае, если потребитель оценивает осуществлённые затраты выше, чем производитель товара (Спотр,2>Спроизв,1). Принципиально, что источник у стоимости и прибавочной стоимости один — затраты фактора производства (наряду со способностью субъекта к субъективной оценке ценности блага). Поэтому логике синтетической концепции отвечает положение, в соответствии с которым часть выручки, равная стоимости затрат фактора производства (Спроизв,1), предназначается для компенсации произведённых затрат, а прибавочная стоимость инвестируется в развитие(!) фактора производства. Этот подход не только справедлив, но и отвечает интересам общества.

В этой связи направление учредителем-капиталистом любой, даже самой малой, части дохода на личное потребление должно рассматриваться как паразитическое потребление. Действительно, воспроизводство субъекта является формой компенсации затрат рабочей силы. В случае учредителя-капиталиста (и вообще любого субъекта, извлекающего нетрудовой доход) затраты труда отсутствуют, поэтому направление им прибавочной стоимости на личное потребление не может рассматриваться в качестве компенсации этих затрат. Учредитель-капиталист потребляет блага, предназначенные для развития фактора производства. Именно это и даёт основание считать потребление этих благ паразитическим. (Термин не очень приятный, но он соответствует содержанию процесса. Дело не в том, что выражение «непроизводительное потребление» менее эмоциональное, а в том, что оно менее точное).

1. Напомним, мы считаем, что учредитель-капиталист не затрачивает собственного труда.

2. Интересный момент: каким-то странным образом синтетическая концепция, отрица­ю­щая «особость» труда, по вопросу паразитического потребления практически смыкается с трудовой теорией! Но это только на первый взгляд кажется удивительным. Просто таким образом проявляется синтетический характер обсуждаемой концепции стоимости. Вследствие этого периодически «всплывают» известные положения и выводы других теорий, но здесь они рассматриваются под иным углом зрения.

Можно подумать, что направление учредителем-капиталистом (части или всей) прибавочной стоимости на потребление является неизбежным. Но это не так. В СССР государство выполняло функции не просто учредителя, а учредителя-капиталиста. При этом «личное потребление» государства отсутствовало: управленцы и госслужащие в качестве компенсации затрат своего труда получали зарплату, они не получали никакого дополнительного дохода, вытекающего из особого положения государства в системе общественного производства. Вся прибавочная стоимость, которую советское государство извлекало из процесса производства в качестве учредителя-капиталиста, расходовалась на общественные цели, то есть, в интересах всего общества. Это не значит, что подобное распределение полностью отвечает принципу политэкономической справедливости: часть прибавочной стоимости, созданная трудом работников конкретного предприятия, также, как и при капитализме, присваивалась не ими, а учредителем-капиталистом ― государством. Дальнейшее распределение этих ресурсов осуществлялось вне всякой зависимости от их источника ― труда коллектива предприятия.

Постоянные ссылки на справедливость не следует рассматривать как отступление от твёрдой материалистической платформы в сторону утопических воззрений. Напротив, политэкономическое понимание справедливости отличается от прочих трактовок конкретным экономическим (то есть, вполне материалистическим) содержанием. При её реализации достигаются наивысшая эффективность использования общественных ресурсов и оптимальные условия их развития, так как при этом доход каждого фактора производства в точности соответствует его вкладу в общее дело. Именно под этим углом зрения следует рассматривать обсуждаемые в этой главе вопросы эксплуатации и паразитического потребления.

Вместе с тем приведённый пример показывает, что учредительство без направления части дохода на личное (паразитическое) потребление самого учредителя-капиталиста возможно. Таким образом, «проедание» полученной прибавочной стоимости учредителем-капиталистом характерно не для всякой, а только для определённой формы товарного производства, а именно, основанной на частном учредительстве и частном владении средствами производства (капиталом и «землёй» предприятия). При этом следует заметить, что духу и принципам синтетической концепции стоимости соответствует отсутствие паразитического потребления учредителя и владельцев других факторов производства. Паразитическое потребление означает фактическое отвлечение определённой части ресурсов, которыми располагает общество, от целей развития и тем самым снижение эффективности их использования.

Потребление владельца рабочей силы

Как правило, компенсация затрат труда владельца рабочей силы (наёмного работника) в размере договорной цены превышает стоимость затрат. Не носит ли в таком случае паразитический характер потребление работником разницы договорной цены и стоимости?

Источником не только стоимости, но и договорной цены является собственный фактор производства наёмного работника ― труд. Компенсация его затрат представляет собой процесс воспроизводства рабочей силы, то есть, потребление благ. Поэтому с точки зрения синтетической концепции нет никакого логического противоречия в том, что владелец рабочей силы весь свой доход направляет на потребление. При этом «стоимостная» часть дохода должна быть потрачена на компенсацию осуществлённых ранее затрат, а доход, превышающий стоимость, на развитие рабочей силы, опять же через потребление благ. Таким образом «избыточная» часть дохода наёмного работника инвестируется в развитие общественного производства, частью которого является сам работник. Ни о каком паразитическом потреблении речи в данном случае быть не может.

Да и вообще, целью общественного производства является не оно само, а удовлетворение потребностей людей. С этой точки зрения потребление наёмного работника, превышающее действительный уровень его затрат, должно рассматриваться в качестве основы для всё более полного удовлетворения и дальнейшего развития потребностей и развития личности работника.

Эксплуатация и паразитическое потребление

Ещё раз отметим, что в современной экономической реальности та часть капитала и «земли» предприятия, которая по справедливости должна принадлежать наёмным работникам, на деле принадлежит учредителю-капиталисту. Давайте допустим, что учредитель-капиталист соответствующую часть прибавочной стоимости, то есть, создаваемую несправедливо присвоенными им средствами производства, направляет на развитие предприятия. Таким образом, паразитическое потребление этих ресурсов в данном случае отсутствует. (Подобное положение, как мы видели, отличало способ производства, существовавший в СССР, но оно не исключено и для частного учредительства).

Представим себе теперь, что не учредитель-капиталист, а сами наёмные работники владеют (например, в виде акций) причитающейся им частью капитала и «земли» предприятия и присваивают создаваемую последними прибавочную стоимость. Причём, в соответствии с логикой синтетической концепции они не потребляют эту прибавочную стоимость, а направляют её целиком на развитие предприятия (средств производства).

Сопоставим эти две ситуации. Их объединяет то, что в обоих случаях прибавочная стоимость, созданная средствами производства, направляется на их развитие, и паразитическое потребление отсутствует. В таком случае, какая разница, кто ― наёмные работники или учредитель-капиталист инвестирует ресурсы? И более того: если паразитическое потребление со стороны учредителя-капиталиста отсутствует, означает ли это, что отсутствует и эксплуатация по второму направлению?

В качестве ответа на последний вопрос можно напомнить формальный довод: действия учредителя-капиталиста в первой из описанных ситуаций полностью попадают под данное выше определение эксплуатации. Но главное не в этом. Дело в том, что описанные ситуации всё-таки принципиально различаются своими результатами. Несправедливое присвоение учредителем-капиталистом части капитала и «земли» предприятия, то есть, эксплуатация по второму направлению закрепляет существующее неравноправие факторов производства, особое, привилегированное положение учредителя-капиталиста и подчинённое — наёмного работника. Всё это способствует консервации существующих производственных отношений и препятствует их эволюционному развитию. Поэтому, с точки зрения синтетической концепции, эксплуатация по второму направлению, вне зависимости от наличия паразитического потребления, является преградой на пути развития общественных производительных сил.

Основное противоречие капитализма

В марксистской политической экономии основным противоречием капиталистического способа производства считается противоречие между общественным характером производства и частнокапиталистическим характером присвоения его результатов.

Синтетическая концепция также подчёркивает, что современное производство является общественным. В качестве одного из проявлений общественного характера производства можно рассматривать тот факт, что источниками стоимости, цены и прибавочной стоимости товара служат, согласно концепции, все факторы производства. Справедливая величина дохода владельца каждого фактора производства определяется рыночной ценой затрат его собственного фактора производства и ценой затрат принадлежащей ему части капитала и «земли» предприятия. Однако на практике учредитель присваивает прибавочную стоимость, которая создана в результате затрат чужих факторов производства. Этот факт можно интерпретировать вполне в духе марксистской трудовой теории ― как частнокапиталистическое присвоение результатов общественного производства.

Таким образом, синтетическая концепция подтверждает наличие основного противоречия капитализма в его марксистской формулировке.

Но она не останавливается на этом. В отличие от марксистской версии трудовой теории синтетическая концепция видит основной источник противоречий (экономических, классовых, социальных) капиталистического способа производства не только в несправедливом присвоении учредителем-капиталистом прибавочной стоимости, созданной чужими факторами производства, но и в паразитическом потреблении присвоенных ресурсов. Предпосылкой паразитического потребления служит частное владение ресурсами (доходом), получаемыми в результате производства и обмена товара. Тем самым к основному противоречию капитализма добавляется ещё одно ― между объективной необходимостью развития общественных производительных сил и частным владением требуемыми для этого ресурсами.

Последнее противоречие характерно не только для капитализма, но и для любого способа производства, в рамках которого обмен осуществляется на основании закона стоимости. В частности, процент, начислявшийся на вклады в советских сберегательных кассах, представлял собой нетрудовой доход, который мог быть использован на паразитическое потребление. Получается, что для того, чтобы привлечь в экономику частные ресурсы, приходилось мириться с паразитическим потреблением получаемого частными лицами дохода. Это противоречие может быть разрешено только в условиях способа производства, при котором для осуществления обмена не потребуется определять стоимость продукта.

Краткие выводы

Итак, эксплуатация учредителем владельцев других факторов производства возникает, во-первых, если договорная цена затрат фактора производства оказывается меньше значения их рыночной цены. Эксплуатация по этому направлению возможна, но не неизбежна.

Во-вторых, эксплуатация имеет место вследствие присвоения учредителем прибавочной стоимости, созданной той частью капитала и «земли» предприятия, которая по справедливости должна принадлежать другим участникам процесса производства товара. Этот вид эксплуатации в современных условиях присутствует всегда.

Распределение полученного дохода между инвестициями и потреблением является личным делом каждого субъекта. Вместе с тем использование владельцами «нетрудовых» факторов производства полученного дохода для личного потребления является нарушением принципов, на которых базируется синтетическая концепция и примером неэффективного использования общественных ресурсов.

Собственно говоря, это всё, что хотелось сказать в этой работе по поводу проблемы стоимости вообще и синтетической концепции в частности.

Итоги анализа таковы. Опираясь на методологию диалектического синтеза, удалось вырваться из того круга альтернатив, в котором «застряла» проблема стоимости на рубеже XIX-XX вв. В результате дано определение стоимости и тем самым раскрыта сущность этой  категории. Затраты факторов производства получили ценностную оценку, это позволило связать затраты и ценность товара количественной зависимостью. Следствием этого стало выявление механизмов измерения ценности и формирования стоимости. Дальнейший анализ проводился при строгом подчинении внутренней логике синтетической концепции. Были вскрыты источники стоимости и показан принцип формирования и распределения доходов. Доказано наличие эксплуатации, то есть, присвоения прибавочной стоимости, созданной другими факторами производства.

Таким образом, удалось найти решения всех трёх задач, стоящих перед любой теорией стоимости ― раскрыть сущность стоимости, выявить механизм её формирования, найти источники стоимости и доходов. Полученные результаты отличаются непротиворечивостью, то есть, отсутствием натяжек, исключений и необходимости замалчивания неудобных вопросов.

Все эти факты свидетельствуют о продуктивности концепции, то есть о возможности находить, основываясь на ней, ответы на самые трудные вопросы в области проблемы стоимости. Это, пожалуй, главный вывод из проделанной работы.

Классическая политэкономия стремилась исследовать прежде всего сущность стоимости, то есть, выявить содержание и источник той субстанции, которая определяет обменное отношение товаров. То или иное решение поставленной задачи имело не только чисто научное, но и общественное значение. Поэтому в те времена экономическая наука вполне обоснованно носила название политической экономии.

А. Маршалла не интересовали фундаментальные вопросы экономической теории. Вместо этого во главу угла он поставил изучение взаимодействия предложения и спроса в процессе формирования цены товара. Тем самым он не только коренным образом изменил приоритеты целей экономической науки ― производная, вторичная, с точки зрения классической политэкономии, проблема стала теперь главной, ― но и подверг серьёзной трансформации её предмет, категорийный аппарат и методологию. В результате экономическая теория вполне закономерно поменяла название и из политэкономии превратилась в экономикс.

Хотелось бы надеяться, что обсуждение синтетической концепции будет способствовать не только возобновлению дискуссии по проблеме стоимости, но и переносу главного научного интереса с вопросов ценообразования опять на проблемы политической экономии — с ударением на первом слове: «политической».