• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

ФОРМИРОВАНИЕ ДОХОДОВ В РЕАЛЬНОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 

В современном мире владение факторами производства, как правило, разделено между разными субъектами. (Напомним, что общественные блага, в силу специфического способа компенсации их затрат, исключены из анализа). Поэтому возникает проблема распределения выручки от продажи товара (за вычетом налогов) между владельцами четырёх факторов производства ― труда, капитала, «земли» и учредительства.

Рыночная цена затрат факторов производства

Поскольку в названии главы упомянута реальная действительность, для приближения к ней придётся отступить от принятого ранее допущения ― несовмещения владения несколькими факторами производства одним лицом. Далее полагаем, что часть капитала и часть «земли» предприятия принадлежат учредителю, то есть он производит товар не только на арендуемых капитале и «земле», но и на собственных. Чтобы подчеркнуть неразрывную связь в существующей экономической реальности учредительства и владения капиталом предприятия, далее субъекта, владеющего этими факторами производства, будем именовать учредителем-капиталистом.

Не лишним будет заметить ещё раз, что независимо от того, арендуется фактор производства или он приобретён учредителем-капиталистом на собственные или заёмные ресурсы, сущность учредительства, заключающаяся в принятии на себя всех возможных рисков, остаётся неизменной.

Одновременно считаем, что организация и управление предприятием осуществляются наёмным персоналом. Это позволяет исключить из рассмотрения труд самого учредителя-капиталиста. Он лишён какой-либо специфики по сравнению с наёмным трудом, поэтому его отсутствие не может повлиять на итоговые выводы, но сделает их менее громоздкими.

В главе «Учёт затрат факторов производства в стоимости товара» показано, что стоимость товара со стороны его производителя (учредителя) Спроизв,1 (её размерность ― ед. чужого товара/1 ед. собственного товара) равна сумме учредительских стоимостей затрат факторов производства. Оценка стоимости товара потребителем Спотр,2, как правило, выше Спроизв,1. В результате обмена между учредителем-капиталистом и потребителем в соответствии с неравенствами (10а) устанавливается цена товара ц1. Можно представить значение Спотр,2 как стоимостную оценку осуществлённых затрат факторов производства со стороны совокупного потребителя, а ц1 ― со стороны рынка в целом. Поэтому, по аналогии с Спроизв,1 и учредительскими стоимостями, значение Спотр,2 можно трактовать как сумму потребительских стоимостей затрат факторов производства, а ц1 ― как сумму рыночных цен затрат всех факторов производства цзфп,i:

ц1 = Σцзфп,i.

Следует заметить, что, несмотря на невозможность на практике вычленить значение цзфп,i из величины ц1, рыночная цена затрат каждого по отдельности фактора производства объективно существует — точно так же, как существуют цены комплектующих в составе цены любого товара. Цена затрат каждого фактора производства цзфп,i составляет только часть цены товара ц1, а все вместе они равны ей.

Рыночная цена затрат каждого фактора производства цзфп,i отражает факт общественного признания величины осуществлённых затрат, поэтому именно цз.фп,i соответствует, очевидно, справедливому(!) уровню их компенсации.

Последняя фраза определяет, что собой представляет справедливость с точки зрения синтетической концепции. Следует иметь в виду, что в данном случае мы имеем дело с политэкономическим пониманием справедливости, а оно может не совпадать с другими трактовками этой категории. Вместе с тем слово не взято в кавычки, этим подчёркивается категоричность утверждения.

Напомним, что в текущей главе рассматривается распределение выручки в реальности, и оно не обязательно является справедливым с точки зрения синтетической концепции.

Учредитель-капиталист не только формирует стоимость товара Спроизв,1, но и распределяет полученную от продажи выручку, равную ц1. (Выручка пропорциональна количеству проданного товара, но для простоты все величины относим к единице товара). Часть выручки, равная Спроизв,1, распределяется учредителем-капиталистом в соответствии с учредительскими стоимостями затрат факторов производства (см. табл. 3). Поэтому задача сужается ― требуется выявить механизм распределения и присвоения не всей суммы, вырученной за товар, а только части РСС, присваиваемой производителем товара, то есть, прибавочной стоимости (она, в расчёте на единицу товара, равна разности:  ц1 – Спроизв,1).

Невозможность определения рыночной цены затрат факторов производства

Казалось бы, осталось сделать последний шаг ― определить рыночную цену затрат каждого фактора производства цзфп,i и справедливо(!) распределить прибавочную стоимость между владельцами, то есть, в соответствии с вкладом каждого фактора в формирование цены товара. Если бы решение этой задачи было простым, ясным и убедительным для всех, на долю человечества пришлось бы неизмеримо меньше социальных и классовых конфликтов, религиозных ересей, войн и революций.

Однако на практике определение справедливой — рыночной цены затрат каждого фактора производства наталкивается на непреодолимое препятствие. С одной стороны, владелец каждого фактора производства не испытывает серьёзных трудностей при оценке стоимости своих затрат (в табл. 3 сущность этих затрат представлена в столбце «стоимость владельца»). Однако, с другой стороны, в величине стоимости товара со стороны потребителя Спотр,2 учитываются затраты всех факторов производства в целом(!), без учёта вклада отдельных факторов. Как следствие, рыночный механизм определения цз.фп,i отсутствует, так как из двух значений стоимостей, необходимых для формирования цены в соответствии с неравенством (10а), известна только одна — со стороны владельца фактора производства.

1. Нельзя категорично утверждать, что стоимость затрат отдельного фактора производства оценивает только его владелец. По крайней мере, в некоторых случаях это неявно делает и покупатель. В частности, потребительские качества товара могут зависеть от вида использованного сырья, то есть, затрат капитала, квалификации рабочих и изобретательности инженеров (затрат труда) и др. Каждый из этих факторов по отдельности учитывается потребителем при формировании его индивидуальной стоимости Спотр,2 и оказывает влияние на её величину. Однако, как уже указано выше, вычленить долю затрат каждого фактора производства в стоимости товара Спотр,2, как правило, невозможно.

2. В марксистской политической экономии социалистическая формация отличается от коммунистической прежде всего способом распределения ― в соответствии с количеством и качеством труда (затрат труда). Полученный вывод о невозможности определения рыночной цены затрат фактора производства, в частности, труда ставит под сомнение принципиальную осуществимость принципа распределения по труду в полном объёме. Оплата рабочей силы возможна только по договорной цене затрат труда, которая, как правило, не совпадает с рыночной ценой и, тем самым, не соответствует справедливой цене.

Полученный вывод носит принципиальный характер. Отсутствие со стороны потребителя оценки значения стоимости затрат каждого по отдельности фактора производства и, как следствие, невозможность определить рыночную цену этих затрат цз.фп,i накладывают отпечаток на весь процесс распределения прибавочной стоимости в экономической действительности.

Основания для присвоения прибавочной стоимости

Если цена товара ц1 превышает стоимость производителя Спроизв,1, то это означает, что осуществлённые производителем затраты факторов производства удостоились более высокой оценки со стороны конкретного потребителя и, в конечном итоге, всего общества, чем рассчитывал сам производитель. Поэтому прибавочная стоимость выступает как суммарная разность рыночных цен и учредительских стоимостей затрат всех факторов производства, применённых при создании товара, или как сумма частных прибавочных стоимостей, созданных каждым фактором производства.

Возникает вопрос: кто и на каком основании, с точки зрения синтетической концепции, имеет право присваивать прибавочную стоимость?

В предыдущей главе показано, что ни один фактор производства не является единственным источником РСС и прибавочной стоимости. Следовательно, ни один фактор производства не может считаться и единственным претендентом на присвоение прибавочной стоимости.

Более того, в определённом(!) смысле прибавочная стоимость возникает вне прямой связи с затратами факторов производства. Этот «крамольный» для синтетической концепции тезис, казалось бы, противоречит всему, что было сказано до этого. Однако, ведь действительно, осуществлённые затраты, например, труда были компенсированы в размере их учредительской стоимости (из величины Спроизв,1, которая была получена как часть цены товара ц1). Следовательно, прибавочная стоимость появилась отнюдь не потому, что был затрачен прибавочный, то есть неоплаченный, некомпенсированный труд (так сущность процесса возникновения прибавочной стоимости объясняет трудовая теория). Прибавочная стоимость образовалась только потому, что рыночная цена товара ц1 оказалась выше стоимости товара Спроизв,1, и необходимость компенсации затрат труда здесь ни при чём.

Точно так же прибавочная стоимость не явилась результатом «производительной силы капитала». Утверждение, что только благодаря применению капитала (средств производства или ресурсов в денежной форме) была получена прибавочная стоимость, является совершенно не обоснованным. Тем более, что владельцы капитала, арендуемого и собственного, уже окупили, компенсировали свои затраты, получив свою долю стоимости Спроизв,1. Поэтому они, так же, как и владелец рабочей силы, не имеют формальных прав претендовать на присвоение прибавочной стоимости под предлогом неполной компенсации своих затрат. Та же логика действует и в отношении двух оставшихся факторов производства ― «земли» и учредительства.

Но может быть, прибавочная стоимость является результатом труда предпринимателя по организации и управлению предприятием? То, что это не так, доказал ещё А. Смит: «Но могут подумать, что прибыль на капитал представляет собой лишь другое обозначение для заработной платы за особый вид труда, а именно за труд по надзору и управлению делом. Однако эта прибыль совершенно не похожа на заработную плату, она устанавливается совсем на иных началах и не стоит ни в каком соответствии с количеством, тяжестью или сложностью этого предполагаемого труда по надзору и управлению. Прибыль определяется вообще стоимостью употреблённого в дело капитала и бывает больше или меньше в зависимости от размеров этого капитала»36.

Таким образом, в обоснование тезиса, что прибавочная стоимость (у Смита ― прибыль) не является заработной платой капиталиста, Смит приводит следующий довод: величина прибыли определяется не количеством или сложностью труда капиталиста по организации производства, а исключительно объёмом (стоимостью) вложенных ресурсов (капитала). Как частный случай, капиталист-рантье может вообще не интересоваться производством, в которое вложены его ресурсы, но дивиденд он всё равно получит. То есть, Смит утверждает, что прибыль устанавливается совсем на иных началах, чем заработная плата, и принципы её формирования совершенно другие.

Надо отдать должное Смиту: за прошедшие со времени его высказывания два с лишним века никто точнее и лаконичней об этом не сказал. Так что, мы вполне обоснованно в этой главе исключили из рассмотрения труд учредителя-капиталиста.

Если мы не смогли обнаружить очевидного и безоговорочного претендента на присвоение прибавочной стоимости среди владельцев факторов производства, может быть, это право по справедливости должно принадлежать обществу?  Однако с точки зрения синтетической концепции общество не «размытое» и многозначное понятие, а вполне конкретное ― владелец (в лице государства) одного из факторов производства, общественных благ. И в этом качестве общество, наравне с владельцами остальных факторов производства, получает компенсацию своих затрат, тем более, что государство, исходя из своих нужд, само устанавливает условия и ставки налогообложения. Следовательно, общество не имеет оснований претендовать на привилегированное положение по сравнению с остальными владельцами факторов производства.

В конце концов, приходится констатировать тривиальный вывод ― единственным основанием для присвоения прибавочной стоимости является право собственности на товар. Прибавочную стоимость присваивает собственник товара.

«Особость» учредительства

В реальной действительности правом собственности на созданный продукт (товар) обладает учредитель-капиталист.

1. Вот как говорит об этом Маркс: «Процесс труда есть процесс между вещами, которые купил капиталист, между принадлежащими ему вещами. Поэтому продукт этого процесса принадлежит ему в той же мере, как продукт процесса брожения в его винном погребе»37. Маркс под капиталистом подразумевал владельца капитала, в нашем случае капиталист — это учредитель, владеющий капиталом и «землёй» предприятия.

2. В общем случае в качестве учредителя может выступать владелец любого фактора производства. Как правило, владелец капитала нанимает рабочую силу и на этом основании получает право собственности на товар и присваивает прибавочную стоимость. Но могут и владельцы рабочей силы (арендаторы, члены артели или кооператива) организовать производство на заёмных денежных ресурсах. Возможен даже такой вариант, когда, при отсутствии оборотных средств у предприятия, некая фирма может нанять принадлежащие ему факторы производства ― рабочую силу, капитал (средства производства) и «землю» (в виде квот и разрешений на выбросы вредных веществ в окружающую среду), компенсировать предприятию все затраты и на правах собственника товара присвоить прибавочную стоимость. Общим для всех примеров является то, что владелец какого-либо фактора производства принимает на себя также функции учредителя, то есть, обеспечение возможных рисков.

Несмотря на формальное равноправие факторов производства в процессе создания товара, его стоимости, РСС и прибавочной стоимости, в реальной действительности равноправие отсутствует. Учредитель-капиталист занимает особое, привилегированное положение среди владельцев факторов производства.

Причина этой «особости» заключается главным образом в том, что он владеет капиталом и «землёй» предприятия, то есть, средствами производства и лимитированными природными благами, входящими в состав предприятия и задействованными в процессе создания продукта.

Вкладывая в производство товара собственные или заёмные средства, учредитель становится собственником капитала и «земли» предприятия. Дефицитность этих факторов производства определяет привилегированное положение их владельца. Это позволяет учредителю-капиталисту выступить в качестве нанимателя или арендатора недостающих ему факторов производства (кроме общественных благ). Именно факт найма/аренды факторов производства свидетельствует о нарушении принципа их равноправия.

Таким образом, провозглашаемое синтетической концепцией равноправие факторов производства при создании товара и его стоимости на практике оборачивается особым положением учредителя-капиталиста. Следует подчеркнуть, что эта «особость» вытекает не из концепции, не из её постулата (как «особость» труда в трудовой теории), а является следствием существующих общественных производственных отношений, следствием определённого способа производства.

Справка. Производительные силы ― те силы (люди и средства производства), с помощью которых общество воздействует на природу и изменяет её. Производственные отношения ― объективно складывающиеся отношения между людьми в процессе производства, распределения, обмена и потребления. Способ производства ― единство производительных сил и системы производственных отношений.

Учредитель-капиталист выступает своеобразным посредником между владельцами факторов производства и потребителями. Именно учредитель-капиталист формирует стоимость товара Спроизв,1 и производит распределение выручки. Он выплачивает владельцам других факторов производства договорные цены (учредительские стоимости) их затрат, отражающие компромисс, достигнутый в процессе найма или аренды. Принципиально, что в силу невозможности выделить значения рыночной цены затрат цз.фп,i из цены товара ц1, учредитель-капиталист не имеет возможности выплатить справедливую цену затрат факторов производства их владельцам, даже если он поставит эту цель перед собой.

В конце концов, учредитель-капиталист в силу «особости» своего положения, то есть в качестве собственника предприятия и в условиях найма/аренды других факторов производства, обладает правом собственности на товар. Это право служит основанием для присвоения им прибавочной стоимости, возникающей при обмене с потребителем.

Ещё раз о справедливости распределения выручки

Стоимость товара Спроизв,1 представляется учредителю-капиталисту в виде суммы учредительских стоимостей затрат факторов производства. А стоимости затрат подлежат безусловной компенсации. Поэтому часть выручки, равная стоимости товара Спроизв,1, распределяется учредителем-капиталистом в соответствии со стоимостями его собственных факторов производства (учредительства, капитала и «земли» предприятия, в общем случае также и труда самого учредителя) и договорными ценами — чужих (см. табл. 3). Таким образом, уже на этом этапе происходит компенсация затрат факторов производства. Однако это не означает, что владельцы факторов производства получили справедливую(!) компенсацию затрат, поскольку справедливый уровень соответствует рыночной цене, а не договорной цене и, тем более, не стоимости затрат.

Оставшаяся часть выручки — прибавочная стоимость (прибыль) выглядит в глазах учредителя-капиталиста как разность между рыночными ценами и стоимостями затрат его собственных факторов производства. По его мнению, он уже расплатился с владельцами чужих факторов производства. Они, получив компенсацию своих затрат в размере договорной цены, не имеют оснований претендовать на часть прибавочной стоимости. Тем самым, присвоение всей прибавочной стоимости учредителем-капиталистом представляется ему не только соответствующим традиции, но и справедливым.

Однако это соответствует истине только при равенстве договорных и (неизвестных нам) рыночных цен затрат чужих факторов производства. Только в этом случае владельцы наёмных и арендуемых факторов производства получат справедливую оплату своих затрат, соответствующую их рыночной цене цз.фп,i. Только при этом условии оставшаяся часть прибавочной стоимости будет действительно равна разности рыночных цен и стоимостей затрат собственных факторов производства учредителя-капиталиста, и её присвоение им будет отвечать пониманию справедливости с политэкономической точки зрения.

Привычность и традиционность ситуации, при которой именно учредитель-капиталист присваивает товар и прибавочную стоимость, не может рассматриваться в качестве доказательства справедливости такого положения.

В качестве иллюстрации можно привести несколько анекдотичный, но показательный пример.

Некоторое время назад по телевидению был показан такой сюжет. Женщина потеряла сына. Но перед смертью сын успел сдать свой наследственный материал в израильский банк спермы. Женщина нашла суррогатную мать и заключила с ней договор. После рождения ребёнка она заявила, что ребёнок принадлежит ей одной, а биологическая мать никакого отношения к ребёнку не имеет, поскольку деньги за свои услуги она получила сполна.

Несмотря на специфический характер ситуации, она полностью соответствует экономическим реалиям существующего способа производства. Учредительница инициирует производство «продукта» (приходится употребить этот термин), берёт на себя оплату всех расходов и обеспечение рисков, нанимает рабочую силу. Одновременно учредительница является владелицей «капитала», хранящегося в банке. Правда, капитал не денежный, да и банк тоже не обычный, но это не меняет политэкономической оценки ситуации: принципиальный момент состоит в том, что необходимые для производства «продукта» факторы производства (в данном случае, это рабочая сила) нанимаются(!) учредителем-капиталистом. Это обстоятельство служит источником «особости» его прав.

Далее процесс производства «продукта» протекает, как обычно. «Капитал» соединяется с рабочей силой. (Кстати, описываемый случай должен обрадовать сторонников экономикса: наконец-то получено неопровержимое доказательство существования «производительной силы капитала»!). В дело в качестве одного из факторов производства вступает природа. (Владелицей соответствующего лимитированного природного блага является суррогатная мать ― это ей может потребоваться компенсация затрат этого блага). По итогам производства «продукта» наёмная работница получает полную (с точки зрения учредительницы) компенсацию затрат своих факторов производства. Договор с суррогатной матерью рассматривается как бесспорное основание права собственности учредительницы на «продукт». На этом основании учредительница его и присваивает.

Ситуация, между тем, абсурдная: некая дама, которая имеет весьма отдалённое отношение к непосредственному процессу создания «продукта», безапелляционно утверждает, что, напротив, это биологическая мать не имеет никакого отношения к ребёнку, которого последняя, между тем, зачала, выносила и родила, и который является «плотью от плоти её, кровью от крови».

Можно подумать, что «особость» прав учредителя-капиталиста подкрепляется договором найма рабочей силы. Вероятно, для юристов договор найма действительно является веским и исчерпывающим доказательством права учредителя-капиталиста на товар и присвоение прибавочной стоимости. Но с точки зрения политэкономии никакой договор найма не может быть источником стоимости и прибавочной стоимости, его наличие не может изменить или отменить истинный источник стоимости. Поэтому с точки зрения политэкономии подобный договор, говоря юридическим языком, ничтожен. Ни один договор найма не решает проблему присвоения товара и прибавочной стоимости — точно так же, как он не делает учредительницу действительной матерью ребёнка вместо его биологической матери.

С помощью примеров, конечно, ничего нельзя доказать, но они, выступая в качестве иллюстраций, могут сильно прояснить картину, заставить посмотреть на неё «незамыленным» взглядом. Вот и этот пример ярко демонстрирует нам противоречия капиталистического способа производства. Ребёнок вообще не может рассматриваться как обычный товар, создаваемый наёмным трудом при наличии учредительства. Учредительница вносит в естественный природный процесс рыночные начала, и возникают забавные (или трагические?) противоречия между сутью процесса и его внешней формой, основанной на чисто капиталистических производственных отношениях. И в итоге неожиданно оказывается, что родная мать уже не имеет никакого отношения к собственному ребёнку.

Этот жизненный пример показывает, что организация производства на капиталистических принципах, то есть:

― найме рабочей силы и оплате затрат труда в размере договорной цены;

― частной собственности учредителя-капиталиста на предприятие;

― собственности учредителя-капиталиста на товар и единоличное присвоение им прибавочной стоимости

не является такой уж естественной и, тем более, справедливой, как представляется большей части современных экономистов.

Числовой пример

Пример формирования доходов представлен в табл. 4 (численные значения всех показателей условны).

Таблица 4

Формирование доходов, руб./ед. товара

Фактор

производства

Стоимость/цена затрат фактора производства

Прибавочная стоимость

стоимость

владельца

договорная

цена

учредительская стоимость

рыночная

цена

Учредительство

200

200

?

?

Капитал предприятия

500

500

?

?

«Земля» предприятия

100

100

?

?

Труд

350

425

425

?

?

Арендуемый капитал

150

175

175

?

?

Арендуемая «земля»

45

48

48

?

?

Сумма

1345

1448

1740

292

Под капиталом и «землёй» предприятия в табл. 4 понимаются капитал и «земля», принадлежащие учредителю, то есть, приобретённые им на собственные или заёмные ресурсы. Кроме них он использует наёмный труд и арендуемые факторы производства. Значения всех параметров в табл. 4 отнесены к единице товара.

Сущность стоимости затрат фактора производства со стороны его владельца (см. второй столбец таблицы) приведена в табл. 3. Договорная цена формируется по итогам обмена владельца фактора производства с учредителем-капиталистом. Учредительские стоимости затрат составляют стоимость товара Спроизв,1 ( 1448 руб./ед. товара без учёта налогов). Рыночные цены затрат каждого отдельного фактора производства, также, как и соответствующие им прибавочные стоимости, нам неизвестны, поэтому в табл. 4 проставлены знаки «?». Получающуюся прибавочную стоимость (292 руб./ед. товара) присваивает учредитель-капиталист.

Постучредительское производство

Затраты учредительства осуществляются в виде единовременного или периодического вложения в предприятие (производство товара) определённых ресурсов. В этом состоит отличие учредительства от других факторов производства, затраты которых осуществляются постоянно. Поэтому рано или поздно, через определённый период после их вложения, затраты учредительства будут компенсированы. Мы не можем определить справедливый размер этой компенсации (соответствующий рыночной цене затрат), но очевидно, что он конечен. После полной компенсации затрат учредительства всякий риск исчезает: учредитель-капиталист не только вернул первоначально вложенные средства, но и получил дополнительный доход. Поэтому и период производства товара, в течение которого происходит компенсация затрат учредительства (можно назвать этот период «учредительское производство»), ограничен во времени. Предыдущее содержание этой главы относилось именно к учредительскому производству.

Формирование доходов в постучредительском производстве происходит по описанной схеме, но при отсутствии затрат учредительства. В этом случае из табл. 4 должна быть исключена строка «учредительство». Никакой другой специфики в постучредительском производстве по сравнению с учредительским не просматривается.

О теории вменения

В экономиксе механизм формирования доходов объясняется с помощью теории вменения. Согласно ей работодатель прекращает наём работников в тот момент, когда в условиях неизменного объёма задействованных средств производства (капитала) цена прироста продукции, обеспечиваемого последним («предельным») нанятым работником достигает значения его заработной платы. Из этого делается вывод, что доля труда в совокупном доходе предприятия составляет вполне количественно определённую величину, равную произведению цены продукта, создаваемого предельным работником, на число работников. Источником оставшейся части дохода считается капитал, и она вменяется ему.

В основе самой теории вменения лежит «закон убывающей доходности». Если верить этому «закону», по мере увеличения затрат какого-либо одного фактора производства при фиксированном объёме затрат всех остальных факторов производства темп роста выпуска продукции снижается.

Сами сторонники экономикса признают, что «закон убывающей доходности» не имеет универсального характера, область его применимости ограничена. Например, при одновременном и пропорциональном увеличении затрат всех факторов производства никакого падения доходности не будет.

Как можно оценить главные положения и методику теории вменения с позиции синтетической концепции?  Теория вменения утверждает, что, в принципе, затратам каждого отдельного фактора производства может быть приписана (вменена) их доля в совокупной выручке от производства товара. В этом синтетическая концепция с ней солидарна. Однако метод, который предлагает теория вменения для определения указанных долей, вызывает возражения.

В частности, увеличение затрат только одного фактора производства при неизменности затрат остальных в подавляющем большинстве случаев лишено всякого смысла: зачем нанимать 101-го работника для обслуживания 100 механизмов или покупать 101-ый станок при наличии только 100 рабочих, способных использовать оборудование? Как следствие, лишена смысла и математическая интерпретация (с использованием частных производных) этого основного методического приёма теории вменения. Кроме того, «закон убывающей доходности» игнорирует неоднородность качества рабочей силы и влияние технического прогресса на эффективность применяемых средств производства.

Ещё один принципиальный момент состоит в том, что зарплата работников в теории вменения ― это, в терминах синтетической концепции, договорная, а не рыночная цена затрат труда. Другими словами, работнику вменяется доля выручки, определяемая договорной ценой его рабочей силы, тогда как справедливому распределению соответствует рыночная цена затрат труда. Поэтому теория вменения не имеет никакого отношения к механизму справедливого(!) распределения и не доказывает наличия или отсутствия эксплуатации владельцев одних факторов производства со стороны других.

В современном мире владение факторами производства, как правило, разделено между разными субъектами. (Напомним, что общественные блага, в силу специфического способа компенсации их затрат, исключены из анализа). Поэтому возникает проблема распределения выручки от продажи товара (за вычетом налогов) между владельцами четырёх факторов производства ― труда, капитала, «земли» и учредительства.

Рыночная цена затрат факторов производства

Поскольку в названии главы упомянута реальная действительность, для приближения к ней придётся отступить от принятого ранее допущения ― несовмещения владения несколькими факторами производства одним лицом. Далее полагаем, что часть капитала и часть «земли» предприятия принадлежат учредителю, то есть он производит товар не только на арендуемых капитале и «земле», но и на собственных. Чтобы подчеркнуть неразрывную связь в существующей экономической реальности учредительства и владения капиталом предприятия, далее субъекта, владеющего этими факторами производства, будем именовать учредителем-капиталистом.

Не лишним будет заметить ещё раз, что независимо от того, арендуется фактор производства или он приобретён учредителем-капиталистом на собственные или заёмные ресурсы, сущность учредительства, заключающаяся в принятии на себя всех возможных рисков, остаётся неизменной.

Одновременно считаем, что организация и управление предприятием осуществляются наёмным персоналом. Это позволяет исключить из рассмотрения труд самого учредителя-капиталиста. Он лишён какой-либо специфики по сравнению с наёмным трудом, поэтому его отсутствие не может повлиять на итоговые выводы, но сделает их менее громоздкими.

В главе «Учёт затрат факторов производства в стоимости товара» показано, что стоимость товара со стороны его производителя (учредителя) Спроизв,1 (её размерность ― ед. чужого товара/1 ед. собственного товара) равна сумме учредительских стоимостей затрат факторов производства. Оценка стоимости товара потребителем Спотр,2, как правило, выше Спроизв,1. В результате обмена между учредителем-капиталистом и потребителем в соответствии с неравенствами (10а) устанавливается цена товара ц1. Можно представить значение Спотр,2 как стоимостную оценку осуществлённых затрат факторов производства со стороны совокупного потребителя, а ц1 ― со стороны рынка в целом. Поэтому, по аналогии с Спроизв,1 и учредительскими стоимостями, значение Спотр,2 можно трактовать как сумму потребительских стоимостей затрат факторов производства, а ц1 ― как сумму рыночных цен затрат всех факторов производства цзфп,i:

ц1 = Σцзфп,i.

Следует заметить, что, несмотря на невозможность на практике вычленить значение цзфп,i из величины ц1, рыночная цена затрат каждого по отдельности фактора производства объективно существует — точно так же, как существуют цены комплектующих в составе цены любого товара. Цена затрат каждого фактора производства цзфп,i составляет только часть цены товара ц1, а все вместе они равны ей.

Рыночная цена затрат каждого фактора производства цзфп,i отражает факт общественного признания величины осуществлённых затрат, поэтому именно цз.фп,i соответствует, очевидно, справедливому(!) уровню их компенсации.

Последняя фраза определяет, что собой представляет справедливость с точки зрения синтетической концепции. Следует иметь в виду, что в данном случае мы имеем дело с политэкономическим пониманием справедливости, а оно может не совпадать с другими трактовками этой категории. Вместе с тем слово не взято в кавычки, этим подчёркивается категоричность утверждения.

Напомним, что в текущей главе рассматривается распределение выручки в реальности, и оно не обязательно является справедливым с точки зрения синтетической концепции.

Учредитель-капиталист не только формирует стоимость товара Спроизв,1, но и распределяет полученную от продажи выручку, равную ц1. (Выручка пропорциональна количеству проданного товара, но для простоты все величины относим к единице товара). Часть выручки, равная Спроизв,1, распределяется учредителем-капиталистом в соответствии с учредительскими стоимостями затрат факторов производства (см. табл. 3). Поэтому задача сужается ― требуется выявить механизм распределения и присвоения не всей суммы, вырученной за товар, а только части РСС, присваиваемой производителем товара, то есть, прибавочной стоимости (она, в расчёте на единицу товара, равна разности:  ц1 – Спроизв,1).

Невозможность определения рыночной цены затрат факторов производства

Казалось бы, осталось сделать последний шаг ― определить рыночную цену затрат каждого фактора производства цзфп,i и справедливо(!) распределить прибавочную стоимость между владельцами, то есть, в соответствии с вкладом каждого фактора в формирование цены товара. Если бы решение этой задачи было простым, ясным и убедительным для всех, на долю человечества пришлось бы неизмеримо меньше социальных и классовых конфликтов, религиозных ересей, войн и революций.

Однако на практике определение справедливой — рыночной цены затрат каждого фактора производства наталкивается на непреодолимое препятствие. С одной стороны, владелец каждого фактора производства не испытывает серьёзных трудностей при оценке стоимости своих затрат (в табл. 3 сущность этих затрат представлена в столбце «стоимость владельца»). Однако, с другой стороны, в величине стоимости товара со стороны потребителя Спотр,2 учитываются затраты всех факторов производства в целом(!), без учёта вклада отдельных факторов. Как следствие, рыночный механизм определения цз.фп,i отсутствует, так как из двух значений стоимостей, необходимых для формирования цены в соответствии с неравенством (10а), известна только одна — со стороны владельца фактора производства.

1. Нельзя категорично утверждать, что стоимость затрат отдельного фактора производства оценивает только его владелец. По крайней мере, в некоторых случаях это неявно делает и покупатель. В частности, потребительские качества товара могут зависеть от вида использованного сырья, то есть, затрат капитала, квалификации рабочих и изобретательности инженеров (затрат труда) и др. Каждый из этих факторов по отдельности учитывается потребителем при формировании его индивидуальной стоимости Спотр,2 и оказывает влияние на её величину. Однако, как уже указано выше, вычленить долю затрат каждого фактора производства в стоимости товара Спотр,2, как правило, невозможно.

2. В марксистской политической экономии социалистическая формация отличается от коммунистической прежде всего способом распределения ― в соответствии с количеством и качеством труда (затрат труда). Полученный вывод о невозможности определения рыночной цены затрат фактора производства, в частности, труда ставит под сомнение принципиальную осуществимость принципа распределения по труду в полном объёме. Оплата рабочей силы возможна только по договорной цене затрат труда, которая, как правило, не совпадает с рыночной ценой и, тем самым, не соответствует справедливой цене.

Полученный вывод носит принципиальный характер. Отсутствие со стороны потребителя оценки значения стоимости затрат каждого по отдельности фактора производства и, как следствие, невозможность определить рыночную цену этих затрат цз.фп,i накладывают отпечаток на весь процесс распределения прибавочной стоимости в экономической действительности.

Основания для присвоения прибавочной стоимости

Если цена товара ц1 превышает стоимость производителя Спроизв,1, то это означает, что осуществлённые производителем затраты факторов производства удостоились более высокой оценки со стороны конкретного потребителя и, в конечном итоге, всего общества, чем рассчитывал сам производитель. Поэтому прибавочная стоимость выступает как суммарная разность рыночных цен и учредительских стоимостей затрат всех факторов производства, применённых при создании товара, или как сумма частных прибавочных стоимостей, созданных каждым фактором производства.

Возникает вопрос: кто и на каком основании, с точки зрения синтетической концепции, имеет право присваивать прибавочную стоимость?

В предыдущей главе показано, что ни один фактор производства не является единственным источником РСС и прибавочной стоимости. Следовательно, ни один фактор производства не может считаться и единственным претендентом на присвоение прибавочной стоимости.

Более того, в определённом(!) смысле прибавочная стоимость возникает вне прямой связи с затратами факторов производства. Этот «крамольный» для синтетической концепции тезис, казалось бы, противоречит всему, что было сказано до этого. Однако, ведь действительно, осуществлённые затраты, например, труда были компенсированы в размере их учредительской стоимости (из величины Спроизв,1, которая была получена как часть цены товара ц1). Следовательно, прибавочная стоимость появилась отнюдь не потому, что был затрачен прибавочный, то есть неоплаченный, некомпенсированный труд (так сущность процесса возникновения прибавочной стоимости объясняет трудовая теория). Прибавочная стоимость образовалась только потому, что рыночная цена товара ц1 оказалась выше стоимости товара Спроизв,1, и необходимость компенсации затрат труда здесь ни при чём.

Точно так же прибавочная стоимость не явилась результатом «производительной силы капитала». Утверждение, что только благодаря применению капитала (средств производства или ресурсов в денежной форме) была получена прибавочная стоимость, является совершенно не обоснованным. Тем более, что владельцы капитала, арендуемого и собственного, уже окупили, компенсировали свои затраты, получив свою долю стоимости Спроизв,1. Поэтому они, так же, как и владелец рабочей силы, не имеют формальных прав претендовать на присвоение прибавочной стоимости под предлогом неполной компенсации своих затрат. Та же логика действует и в отношении двух оставшихся факторов производства ― «земли» и учредительства.

Но может быть, прибавочная стоимость является результатом труда предпринимателя по организации и управлению предприятием? То, что это не так, доказал ещё А. Смит: «Но могут подумать, что прибыль на капитал представляет собой лишь другое обозначение для заработной платы за особый вид труда, а именно за труд по надзору и управлению делом. Однако эта прибыль совершенно не похожа на заработную плату, она устанавливается совсем на иных началах и не стоит ни в каком соответствии с количеством, тяжестью или сложностью этого предполагаемого труда по надзору и управлению. Прибыль определяется вообще стоимостью употреблённого в дело капитала и бывает больше или меньше в зависимости от размеров этого капитала»36.

Таким образом, в обоснование тезиса, что прибавочная стоимость (у Смита ― прибыль) не является заработной платой капиталиста, Смит приводит следующий довод: величина прибыли определяется не количеством или сложностью труда капиталиста по организации производства, а исключительно объёмом (стоимостью) вложенных ресурсов (капитала). Как частный случай, капиталист-рантье может вообще не интересоваться производством, в которое вложены его ресурсы, но дивиденд он всё равно получит. То есть, Смит утверждает, что прибыль устанавливается совсем на иных началах, чем заработная плата, и принципы её формирования совершенно другие.

Надо отдать должное Смиту: за прошедшие со времени его высказывания два с лишним века никто точнее и лаконичней об этом не сказал. Так что, мы вполне обоснованно в этой главе исключили из рассмотрения труд учредителя-капиталиста.

Если мы не смогли обнаружить очевидного и безоговорочного претендента на присвоение прибавочной стоимости среди владельцев факторов производства, может быть, это право по справедливости должно принадлежать обществу?  Однако с точки зрения синтетической концепции общество не «размытое» и многозначное понятие, а вполне конкретное ― владелец (в лице государства) одного из факторов производства, общественных благ. И в этом качестве общество, наравне с владельцами остальных факторов производства, получает компенсацию своих затрат, тем более, что государство, исходя из своих нужд, само устанавливает условия и ставки налогообложения. Следовательно, общество не имеет оснований претендовать на привилегированное положение по сравнению с остальными владельцами факторов производства.

В конце концов, приходится констатировать тривиальный вывод ― единственным основанием для присвоения прибавочной стоимости является право собственности на товар. Прибавочную стоимость присваивает собственник товара.

«Особость» учредительства

В реальной действительности правом собственности на созданный продукт (товар) обладает учредитель-капиталист.

1. Вот как говорит об этом Маркс: «Процесс труда есть процесс между вещами, которые купил капиталист, между принадлежащими ему вещами. Поэтому продукт этого процесса принадлежит ему в той же мере, как продукт процесса брожения в его винном погребе»37. Маркс под капиталистом подразумевал владельца капитала, в нашем случае капиталист — это учредитель, владеющий капиталом и «землёй» предприятия.

2. В общем случае в качестве учредителя может выступать владелец любого фактора производства. Как правило, владелец капитала нанимает рабочую силу и на этом основании получает право собственности на товар и присваивает прибавочную стоимость. Но могут и владельцы рабочей силы (арендаторы, члены артели или кооператива) организовать производство на заёмных денежных ресурсах. Возможен даже такой вариант, когда, при отсутствии оборотных средств у предприятия, некая фирма может нанять принадлежащие ему факторы производства ― рабочую силу, капитал (средства производства) и «землю» (в виде квот и разрешений на выбросы вредных веществ в окружающую среду), компенсировать предприятию все затраты и на правах собственника товара присвоить прибавочную стоимость. Общим для всех примеров является то, что владелец какого-либо фактора производства принимает на себя также функции учредителя, то есть, обеспечение возможных рисков.

Несмотря на формальное равноправие факторов производства в процессе создания товара, его стоимости, РСС и прибавочной стоимости, в реальной действительности равноправие отсутствует. Учредитель-капиталист занимает особое, привилегированное положение среди владельцев факторов производства.

Причина этой «особости» заключается главным образом в том, что он владеет капиталом и «землёй» предприятия, то есть, средствами производства и лимитированными природными благами, входящими в состав предприятия и задействованными в процессе создания продукта.

Вкладывая в производство товара собственные или заёмные средства, учредитель становится собственником капитала и «земли» предприятия. Дефицитность этих факторов производства определяет привилегированное положение их владельца. Это позволяет учредителю-капиталисту выступить в качестве нанимателя или арендатора недостающих ему факторов производства (кроме общественных благ). Именно факт найма/аренды факторов производства свидетельствует о нарушении принципа их равноправия.

Таким образом, провозглашаемое синтетической концепцией равноправие факторов производства при создании товара и его стоимости на практике оборачивается особым положением учредителя-капиталиста. Следует подчеркнуть, что эта «особость» вытекает не из концепции, не из её постулата (как «особость» труда в трудовой теории), а является следствием существующих общественных производственных отношений, следствием определённого способа производства.

Справка. Производительные силы ― те силы (люди и средства производства), с помощью которых общество воздействует на природу и изменяет её. Производственные отношения ― объективно складывающиеся отношения между людьми в процессе производства, распределения, обмена и потребления. Способ производства ― единство производительных сил и системы производственных отношений.

Учредитель-капиталист выступает своеобразным посредником между владельцами факторов производства и потребителями. Именно учредитель-капиталист формирует стоимость товара Спроизв,1 и производит распределение выручки. Он выплачивает владельцам других факторов производства договорные цены (учредительские стоимости) их затрат, отражающие компромисс, достигнутый в процессе найма или аренды. Принципиально, что в силу невозможности выделить значения рыночной цены затрат цз.фп,i из цены товара ц1, учредитель-капиталист не имеет возможности выплатить справедливую цену затрат факторов производства их владельцам, даже если он поставит эту цель перед собой.

В конце концов, учредитель-капиталист в силу «особости» своего положения, то есть в качестве собственника предприятия и в условиях найма/аренды других факторов производства, обладает правом собственности на товар. Это право служит основанием для присвоения им прибавочной стоимости, возникающей при обмене с потребителем.

Ещё раз о справедливости распределения выручки

Стоимость товара Спроизв,1 представляется учредителю-капиталисту в виде суммы учредительских стоимостей затрат факторов производства. А стоимости затрат подлежат безусловной компенсации. Поэтому часть выручки, равная стоимости товара Спроизв,1, распределяется учредителем-капиталистом в соответствии со стоимостями его собственных факторов производства (учредительства, капитала и «земли» предприятия, в общем случае также и труда самого учредителя) и договорными ценами — чужих (см. табл. 3). Таким образом, уже на этом этапе происходит компенсация затрат факторов производства. Однако это не означает, что владельцы факторов производства получили справедливую(!) компенсацию затрат, поскольку справедливый уровень соответствует рыночной цене, а не договорной цене и, тем более, не стоимости затрат.

Оставшаяся часть выручки — прибавочная стоимость (прибыль) выглядит в глазах учредителя-капиталиста как разность между рыночными ценами и стоимостями затрат его собственных факторов производства. По его мнению, он уже расплатился с владельцами чужих факторов производства. Они, получив компенсацию своих затрат в размере договорной цены, не имеют оснований претендовать на часть прибавочной стоимости. Тем самым, присвоение всей прибавочной стоимости учредителем-капиталистом представляется ему не только соответствующим традиции, но и справедливым.

Однако это соответствует истине только при равенстве договорных и (неизвестных нам) рыночных цен затрат чужих факторов производства. Только в этом случае владельцы наёмных и арендуемых факторов производства получат справедливую оплату своих затрат, соответствующую их рыночной цене цз.фп,i. Только при этом условии оставшаяся часть прибавочной стоимости будет действительно равна разности рыночных цен и стоимостей затрат собственных факторов производства учредителя-капиталиста, и её присвоение им будет отвечать пониманию справедливости с политэкономической точки зрения.

Привычность и традиционность ситуации, при которой именно учредитель-капиталист присваивает товар и прибавочную стоимость, не может рассматриваться в качестве доказательства справедливости такого положения.

В качестве иллюстрации можно привести несколько анекдотичный, но показательный пример.

Некоторое время назад по телевидению был показан такой сюжет. Женщина потеряла сына. Но перед смертью сын успел сдать свой наследственный материал в израильский банк спермы. Женщина нашла суррогатную мать и заключила с ней договор. После рождения ребёнка она заявила, что ребёнок принадлежит ей одной, а биологическая мать никакого отношения к ребёнку не имеет, поскольку деньги за свои услуги она получила сполна.

Несмотря на специфический характер ситуации, она полностью соответствует экономическим реалиям существующего способа производства. Учредительница инициирует производство «продукта» (приходится употребить этот термин), берёт на себя оплату всех расходов и обеспечение рисков, нанимает рабочую силу. Одновременно учредительница является владелицей «капитала», хранящегося в банке. Правда, капитал не денежный, да и банк тоже не обычный, но это не меняет политэкономической оценки ситуации: принципиальный момент состоит в том, что необходимые для производства «продукта» факторы производства (в данном случае, это рабочая сила) нанимаются(!) учредителем-капиталистом. Это обстоятельство служит источником «особости» его прав.

Далее процесс производства «продукта» протекает, как обычно. «Капитал» соединяется с рабочей силой. (Кстати, описываемый случай должен обрадовать сторонников экономикса: наконец-то получено неопровержимое доказательство существования «производительной силы капитала»!). В дело в качестве одного из факторов производства вступает природа. (Владелицей соответствующего лимитированного природного блага является суррогатная мать ― это ей может потребоваться компенсация затрат этого блага). По итогам производства «продукта» наёмная работница получает полную (с точки зрения учредительницы) компенсацию затрат своих факторов производства. Договор с суррогатной матерью рассматривается как бесспорное основание права собственности учредительницы на «продукт». На этом основании учредительница его и присваивает.

Ситуация, между тем, абсурдная: некая дама, которая имеет весьма отдалённое отношение к непосредственному процессу создания «продукта», безапелляционно утверждает, что, напротив, это биологическая мать не имеет никакого отношения к ребёнку, которого последняя, между тем, зачала, выносила и родила, и который является «плотью от плоти её, кровью от крови».

Можно подумать, что «особость» прав учредителя-капиталиста подкрепляется договором найма рабочей силы. Вероятно, для юристов договор найма действительно является веским и исчерпывающим доказательством права учредителя-капиталиста на товар и присвоение прибавочной стоимости. Но с точки зрения политэкономии никакой договор найма не может быть источником стоимости и прибавочной стоимости, его наличие не может изменить или отменить истинный источник стоимости. Поэтому с точки зрения политэкономии подобный договор, говоря юридическим языком, ничтожен. Ни один договор найма не решает проблему присвоения товара и прибавочной стоимости — точно так же, как он не делает учредительницу действительной матерью ребёнка вместо его биологической матери.

С помощью примеров, конечно, ничего нельзя доказать, но они, выступая в качестве иллюстраций, могут сильно прояснить картину, заставить посмотреть на неё «незамыленным» взглядом. Вот и этот пример ярко демонстрирует нам противоречия капиталистического способа производства. Ребёнок вообще не может рассматриваться как обычный товар, создаваемый наёмным трудом при наличии учредительства. Учредительница вносит в естественный природный процесс рыночные начала, и возникают забавные (или трагические?) противоречия между сутью процесса и его внешней формой, основанной на чисто капиталистических производственных отношениях. И в итоге неожиданно оказывается, что родная мать уже не имеет никакого отношения к собственному ребёнку.

Этот жизненный пример показывает, что организация производства на капиталистических принципах, то есть:

― найме рабочей силы и оплате затрат труда в размере договорной цены;

― частной собственности учредителя-капиталиста на предприятие;

― собственности учредителя-капиталиста на товар и единоличное присвоение им прибавочной стоимости

не является такой уж естественной и, тем более, справедливой, как представляется большей части современных экономистов.

Числовой пример

Пример формирования доходов представлен в табл. 4 (численные значения всех показателей условны).

Таблица 4

Формирование доходов, руб./ед. товара

Фактор

производства

Стоимость/цена затрат фактора производства

Прибавочная стоимость

стоимость

владельца

договорная

цена

учредительская стоимость

рыночная

цена

Учредительство

200

200

?

?

Капитал предприятия

500

500

?

?

«Земля» предприятия

100

100

?

?

Труд

350

425

425

?

?

Арендуемый капитал

150

175

175

?

?

Арендуемая «земля»

45

48

48

?

?

Сумма

1345

1448

1740

292

Под капиталом и «землёй» предприятия в табл. 4 понимаются капитал и «земля», принадлежащие учредителю, то есть, приобретённые им на собственные или заёмные ресурсы. Кроме них он использует наёмный труд и арендуемые факторы производства. Значения всех параметров в табл. 4 отнесены к единице товара.

Сущность стоимости затрат фактора производства со стороны его владельца (см. второй столбец таблицы) приведена в табл. 3. Договорная цена формируется по итогам обмена владельца фактора производства с учредителем-капиталистом. Учредительские стоимости затрат составляют стоимость товара Спроизв,1 ( 1448 руб./ед. товара без учёта налогов). Рыночные цены затрат каждого отдельного фактора производства, также, как и соответствующие им прибавочные стоимости, нам неизвестны, поэтому в табл. 4 проставлены знаки «?». Получающуюся прибавочную стоимость (292 руб./ед. товара) присваивает учредитель-капиталист.

Постучредительское производство

Затраты учредительства осуществляются в виде единовременного или периодического вложения в предприятие (производство товара) определённых ресурсов. В этом состоит отличие учредительства от других факторов производства, затраты которых осуществляются постоянно. Поэтому рано или поздно, через определённый период после их вложения, затраты учредительства будут компенсированы. Мы не можем определить справедливый размер этой компенсации (соответствующий рыночной цене затрат), но очевидно, что он конечен. После полной компенсации затрат учредительства всякий риск исчезает: учредитель-капиталист не только вернул первоначально вложенные средства, но и получил дополнительный доход. Поэтому и период производства товара, в течение которого происходит компенсация затрат учредительства (можно назвать этот период «учредительское производство»), ограничен во времени. Предыдущее содержание этой главы относилось именно к учредительскому производству.

Формирование доходов в постучредительском производстве происходит по описанной схеме, но при отсутствии затрат учредительства. В этом случае из табл. 4 должна быть исключена строка «учредительство». Никакой другой специфики в постучредительском производстве по сравнению с учредительским не просматривается.

О теории вменения

В экономиксе механизм формирования доходов объясняется с помощью теории вменения. Согласно ей работодатель прекращает наём работников в тот момент, когда в условиях неизменного объёма задействованных средств производства (капитала) цена прироста продукции, обеспечиваемого последним («предельным») нанятым работником достигает значения его заработной платы. Из этого делается вывод, что доля труда в совокупном доходе предприятия составляет вполне количественно определённую величину, равную произведению цены продукта, создаваемого предельным работником, на число работников. Источником оставшейся части дохода считается капитал, и она вменяется ему.

В основе самой теории вменения лежит «закон убывающей доходности». Если верить этому «закону», по мере увеличения затрат какого-либо одного фактора производства при фиксированном объёме затрат всех остальных факторов производства темп роста выпуска продукции снижается.

Сами сторонники экономикса признают, что «закон убывающей доходности» не имеет универсального характера, область его применимости ограничена. Например, при одновременном и пропорциональном увеличении затрат всех факторов производства никакого падения доходности не будет.

Как можно оценить главные положения и методику теории вменения с позиции синтетической концепции?  Теория вменения утверждает, что, в принципе, затратам каждого отдельного фактора производства может быть приписана (вменена) их доля в совокупной выручке от производства товара. В этом синтетическая концепция с ней солидарна. Однако метод, который предлагает теория вменения для определения указанных долей, вызывает возражения.

В частности, увеличение затрат только одного фактора производства при неизменности затрат остальных в подавляющем большинстве случаев лишено всякого смысла: зачем нанимать 101-го работника для обслуживания 100 механизмов или покупать 101-ый станок при наличии только 100 рабочих, способных использовать оборудование? Как следствие, лишена смысла и математическая интерпретация (с использованием частных производных) этого основного методического приёма теории вменения. Кроме того, «закон убывающей доходности» игнорирует неоднородность качества рабочей силы и влияние технического прогресса на эффективность применяемых средств производства.

Ещё один принципиальный момент состоит в том, что зарплата работников в теории вменения ― это, в терминах синтетической концепции, договорная, а не рыночная цена затрат труда. Другими словами, работнику вменяется доля выручки, определяемая договорной ценой его рабочей силы, тогда как справедливому распределению соответствует рыночная цена затрат труда. Поэтому теория вменения не имеет никакого отношения к механизму справедливого(!) распределения и не доказывает наличия или отсутствия эксплуатации владельцев одних факторов производства со стороны других.