• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

СТОИМОСТИ И ЦЕНА ЗЕМЛИ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 

Здесь целесообразно сделать очередное отступление, чтобы обсудить проблему стоимости и цены земли. Кавычки в данном случае отсутствуют, это означает, что имеется в виду не фактор производства, «земля», а участок земли ― пашня, лес и т. п. Заодно мы рассмотрим, как формируется стоимость природного блага ― возможного будущего фактора производства ― при его купле-продаже (в предыдущей главе речь шла об аренде).

Стоимость земли в трудовой теории

Проблема стоимости земли не из простых. В подтверждение этого факта достаточно указать, что трудовая теория, как представляется, так и не смогла предложить бесспорное и убедительное решение этой проблемы.

Земля в её естественном виде (то есть, при отсутствии вложений труда и капитала) не является продуктом человеческого труда, поэтому трудовая теория, следуя логике принятого в ней постулата, приходит к выводу, что она (земля) не имеет стоимости, а следовательно, и цены. Вместе с тем на практике земля в её естественном виде может иметь цену ― доказательств этому сколько угодно.

Это противоречие надо как-то объяснить. Показательно, что объяснение начинают с объявления цены земли «иррациональной экономической категорией»34. Суть же объяснения сводят к плате за право получения земельной ренты. То есть, утверждают, что на самом деле это цена не земли, а той земельной ренты, которую она приносит. Другими словами, цена земли равна денежной сумме, которая, будучи положена в банк, даст в виде процента доход такой же величины, как и рента, ежегодно получаемая с данного земельного участка. Например, если положить 4000 дол. в банк под 5% годовых, то ежегодный доход составит 0,05∙4000=200 дол. Поэтому цена земельного участка, приносящего ежегодно ренту, равную 200 дол., при текущей банковской ставке 5% равна 4000 дол.

Тут сразу возникает вопрос: а если денежное обращение, банк и процент отсутствуют, а рента взимается натурой ― мешками пшеницы, баранами и т. п.? Не станет же кто-то утверждать, что, раз нет денег, то не существует и цены земли? Разве нельзя оценить участок земли в каком-то количестве баранов или мешков пшеницы? Однако стадо баранов не загонишь в банк для извлечения ежегодного дохода. Как в этом случае определяется цена земельного участка?

Сама же величина ренты определяется затратами труда арендатора или наёмного работника, обрабатывающего землю. Часть затрат его труда в форме стоимости получаемого с земли продукта, а именно, стоимость прибавочного продукта (при изложении решения трудовой теории мы следуем её логике и используем её терминологию) присваивается собственником земельного участка, это и есть рента.

Напрашивается второй вопрос: ведь земельную ренту извлекает не только собственник-капиталист, но и мелкий землевладелец, самостоятельно обрабатывающий свой участок. В этом случае прибавочный продукт отсутствует. Как при этом определяется рента и, в итоге, цена земли?

Этому объяснению не откажешь в остроумии и оригинальности, но оно уязвимо для критики. Причём главное орудие критики ― сама трудовая теория. Как мы видим, земле придан особый, исключительный статус среди прочих благ ― ни одно другое благо не получает цену от дохода, который можно извлечь от его использования. В частности, цена других средств производства, например, машин и оборудования, в отличие от цены земли, в полном соответствии с постулатом теории выводится из затрат труда на их изготовление, а отнюдь не из величины возможного дохода от их аренды. Таким образом, указанная трактовка цены земли противоречит принятому в трудовой теории постулату стоимости.

Но в случае с землёй нарушается и закон стоимости трудовой теории, согласно которому обмениваются товары, имеющие одинаковые стоимости. Однако земля в её естественном виде не имеет стоимости. Стоимость прибавочного продукта, создаваемого наёмным работником (или арендатором), не может заменить в обменном отношении отсутствующую стоимость земли. Получается, при купле-продаже земли обмениваются два товара ― участок земли с нулевой стоимостью и некое благо, обладающее стоимостью. В итоге «иррациональность» крепчает: в отношении земли уже и закон стоимости не действует.

Само признание иррационального характера экономической категории означает, что потерпели неудачу все попытки выявить её сущность с рациональных позиций в рамках принятого постулата стоимости. Вынужденные изъятия, исключения означают, по существу, нарушение принципа единства теории. Наиболее точную характеристику этой крайне неприятной для любой теории ситуации дал основатель Австрийской школы К. Менгер: «Если большую группу важных явлений нельзя подвести под общие законы исследующей их науки, то это ясно показывает, что эти общие законы нуждаются в пересмотре»35.

Несмотря на все отступления от принципов, положенных в основу трудовой теории, принятая трактовка цены земли всё-таки не объясняет всех возможных в реальной действительности ситуаций. Например, участок неудобья (болота, каменистой пустоши) не приносит ренты. Если субъект покупает его не для извлечения дохода, а под постройку дома для проживания с семьёй, как определить цену участка?

Стоимость земли в синтетической концепции

Чтобы не запутаться, следует последовательно рассмотреть основные случаи обменных отношений, при которых формируются стоимости и цена земли.

а). При продаже земли в её естественном виде при отсутствии рентного дохода обе стоимости и цена формируются как для любого другого блага. Земля (природное благо) в этом отношении не обладает никакой спецификой. В частности, в отсутствие затрат факторов производства со стороны продавца его индивидуальная стоимость равна нулю (Спроизв,1=0). Это означает, что, в принципе, собственник земли без ущерба для себя может продать участок за самую минимальную цену (если он не имеет для него потребительской ценности). Такое может произойти, например, при значительном превышении предложения земли над спросом.

Покупатель, со своей стороны, имеет представление об относительной (по отношению к совокупной ценности своего МНТ) ценности для него земли пцч.т. Располагая ресурсами Рсуб, в которых воплощены прошлые затраты его факторов производства, в итоге покупатель определяет количество ресурсов, которое он готов отдать в обмен на товар (Спотр,2>0). Цена продажи участка земли ц1 устанавливается в интервале между стоимостями согласно неравенствам (10а).

б). Если тот же самый участок земли не продаётся, а сдаётся в аренду, индивидуальная стоимость собственника земли Спроизв,1 остаётся равной нулю. Арендатор со своей стороны может только предполагать, какие ресурсы Рсуб (в натуральном и денежном выражении) для расплаты с собственником земли он получит по окончании производственного цикла, например, после уборки урожая. Поэтому в его действиях присутствует элемент риска, и он выступает в качестве учредителя предприятия. Для получения ресурсов Рсуб он планирует задействовать землю, капитал и рабочую силу. Состав и объём (цена) благ, необходимых для компенсации предполагаемых затрат факторов производства, определяют его МНТ. Арендатор оценивает долю, которую занимает ценность аренды земли в совокупной ценности его МНТ пцч.т, и в итоге, имея представление о значениях Рсуб и пцч.т, формирует свою стоимость аренды земли Спотр,2. В результате «столкновения» двух стоимостей ― Спроизв,1 и Спотр,2 определяется значение цены аренды ц1.

Отличие аренды от продажи участка заключается в том, что теперь собственник земли получает не единовременную выплату, а фиксированный ежегодный доход ― ренту. В данном случае рента равна цене аренды ц1. Под рентой понимается доход, не обусловленный затратами собственных факторов производства. Никаких других оснований, кроме наличия права собственности на благо, для взимания ренты нет. Собственник земли сдаёт землю (природное благо) в аренду, арендатор, выступая учредителем, превращает землю в фактор производства. Плата за использование земли арендатором в качестве фактора производства и составляет ренту. (Как известно, существуют и другие формы ренты, но для простоты и определённости можно ограничиться только приведённым примером. Полученные выводы можно легко распространить на все остальные случаи проявления ренты).

В трудовой теории источником земельной ренты считается прибавочная стоимость, создаваемая наёмными рабочими. Рента ― это часть прибавочной стоимости, присваиваемая собственником земли. (Оставшуюся часть прибавочной стоимости присваивает капиталистический предприниматель-арендатор, эксплуатирующий наёмных рабочих).

В синтетической концепции рента (в нашем примере она равна цене аренды земли) устанавливается по результатам обмена собственника участка и арендатора. Источники ренты — те же, что и источники стоимости. В данном случае ренту формирует только одна стоимость, со стороны арендатора Спотр,2. Её источниками являются факторы производства, применённые арендатором, и его способность к субъективной оценке ценности участка земли.

Конец предыдущей фразы требует комментария. Конечно, основой для относительной ценности участка земли для арендатора пцч.т является тот объективный вклад, который вносит участок земли (как фактор производства ― «земля») в получение товарных ресурсов Рсуб. Но разные люди могут при этом давать совершенно разную субъективную оценку роли объективных факторов — плодородию почвы, наличию инфраструктуры, удачному местоположению участка и т. п. Субъективный фактор, основанный на личной оценке, играет при определении стоимости аренды Спотр,2 точно такую же роль, как и при формировании стоимости любого другого товара.

Любая рента, не только получаемая с земли, имеет те же источники.

в). Казалось бы, логика синтетической концепции нарушается при продаже участка земли, приносящего ренту: раз собственник получает с земли доход, ренту, его индивидуальная стоимость Спроизв,1 уже не должна равняться нулю, несмотря на отсутствие затрат факторов производства с его стороны. Но это не так.

Рента, извлекаемая из аренды земли, в какой-то мере является аналогом цены блага, больше всего она похожа на оплату в рассрочку. Поэтому существование ренты равносильно наличию у земельного участка рыночной цены.

Однако в предыдущих главах было показано, что наличие у блага рыночной цены никоим образом не отражается на его стоимости. Напомним, индивидуальная стоимость со стороны продавца Спроизв,1 — это минимальная цена, которую может назначить продавец за свой товар. Величина этого минимума определяется необходимостью компенсации осуществлённых затрат.  Рента (также, как и цена участка земли) может упасть до минимального значения, и всё равно собственнику в отсутствие затрат факторов производства с его стороны, в принципе, будет выгодна продажа участка земли. Следует сравнить эту ситуацию с продажей участка, в который вложены капитал и труд владельца; в этом случае продажа по цене ниже стоимости, то есть, по цене, не окупающей затрат, будет неприемлема, поскольку будет связана с потерей вложенных ресурсов и труда.

Конечно, субъект учитывает величину получаемой им ренты при продаже своей земли, но точно так же он учитывает колебания рыночной цены. Если нет собственных затрат, то отсутствует предел падения ренты и цены, ниже которого субъекту будет невыгодно продавать своё природное благо.

Таким образом, и в рассматриваемом случае продажи участка, приносящего ренту, стоимость собственника земли Спроизв,1 отсутствует (равна нулю). Схема формирования стоимости покупателя Спотр,2 и цены земли не отличается от приведённой в п. (а).

Как мы видим, синтетическая концепция согласна с трудовой теорией в том, что стоимость земли со стороны её собственника Спроизв,1 при отсутствии затрат отсутствует. Но в «запасе» у синтетической концепции есть вторая стоимость, со стороны покупателя (арендатора) земли Спотр,2. Цена земли формируется в результате взаимодействия двух стоимостей. Весь этот процесс полностью соответствует логике и принципам концепции, поэтому нет никакой необходимости объявлять цену земли иррациональной категорией.

г). При продаже ранее купленного участка земли в её естественном виде индивидуальная стоимость продавца Спроизв,1 определяется затратами, осуществлёнными им при покупке участка. Действительно, отдав в своё время в обмен на землю свои ресурсы Рсуб, он получил это природное благо в качестве компенсации за осуществлённые ранее затраты факторов производства, материальным воплощением которых и стали Рсуб. Теперь, при продаже когда-то купленной земли, собственник участка вполне правомерно рассчитывает, по крайней мере, вернуть свои ресурсы Рсуб. Из этого следует, что стоимость продавца Спроизв,1 не равна нулю, она равна той цене, которая была выплачена при покупке земли. Это единственное отличие случая (г) от предыдущих.

Подводя итог, можно констатировать, что в синтетической концепции и стоимости, и цена земли находят своё рациональное объяснение без нарушения целостности самой концепции. Для этого не пришлось делать исключения и изъятия из теории.

Решение этого непростого вопроса лишний раз подтверждает продуктивность принятой концепции стоимости.

Здесь целесообразно сделать очередное отступление, чтобы обсудить проблему стоимости и цены земли. Кавычки в данном случае отсутствуют, это означает, что имеется в виду не фактор производства, «земля», а участок земли ― пашня, лес и т. п. Заодно мы рассмотрим, как формируется стоимость природного блага ― возможного будущего фактора производства ― при его купле-продаже (в предыдущей главе речь шла об аренде).

Стоимость земли в трудовой теории

Проблема стоимости земли не из простых. В подтверждение этого факта достаточно указать, что трудовая теория, как представляется, так и не смогла предложить бесспорное и убедительное решение этой проблемы.

Земля в её естественном виде (то есть, при отсутствии вложений труда и капитала) не является продуктом человеческого труда, поэтому трудовая теория, следуя логике принятого в ней постулата, приходит к выводу, что она (земля) не имеет стоимости, а следовательно, и цены. Вместе с тем на практике земля в её естественном виде может иметь цену ― доказательств этому сколько угодно.

Это противоречие надо как-то объяснить. Показательно, что объяснение начинают с объявления цены земли «иррациональной экономической категорией»34. Суть же объяснения сводят к плате за право получения земельной ренты. То есть, утверждают, что на самом деле это цена не земли, а той земельной ренты, которую она приносит. Другими словами, цена земли равна денежной сумме, которая, будучи положена в банк, даст в виде процента доход такой же величины, как и рента, ежегодно получаемая с данного земельного участка. Например, если положить 4000 дол. в банк под 5% годовых, то ежегодный доход составит 0,05∙4000=200 дол. Поэтому цена земельного участка, приносящего ежегодно ренту, равную 200 дол., при текущей банковской ставке 5% равна 4000 дол.

Тут сразу возникает вопрос: а если денежное обращение, банк и процент отсутствуют, а рента взимается натурой ― мешками пшеницы, баранами и т. п.? Не станет же кто-то утверждать, что, раз нет денег, то не существует и цены земли? Разве нельзя оценить участок земли в каком-то количестве баранов или мешков пшеницы? Однако стадо баранов не загонишь в банк для извлечения ежегодного дохода. Как в этом случае определяется цена земельного участка?

Сама же величина ренты определяется затратами труда арендатора или наёмного работника, обрабатывающего землю. Часть затрат его труда в форме стоимости получаемого с земли продукта, а именно, стоимость прибавочного продукта (при изложении решения трудовой теории мы следуем её логике и используем её терминологию) присваивается собственником земельного участка, это и есть рента.

Напрашивается второй вопрос: ведь земельную ренту извлекает не только собственник-капиталист, но и мелкий землевладелец, самостоятельно обрабатывающий свой участок. В этом случае прибавочный продукт отсутствует. Как при этом определяется рента и, в итоге, цена земли?

Этому объяснению не откажешь в остроумии и оригинальности, но оно уязвимо для критики. Причём главное орудие критики ― сама трудовая теория. Как мы видим, земле придан особый, исключительный статус среди прочих благ ― ни одно другое благо не получает цену от дохода, который можно извлечь от его использования. В частности, цена других средств производства, например, машин и оборудования, в отличие от цены земли, в полном соответствии с постулатом теории выводится из затрат труда на их изготовление, а отнюдь не из величины возможного дохода от их аренды. Таким образом, указанная трактовка цены земли противоречит принятому в трудовой теории постулату стоимости.

Но в случае с землёй нарушается и закон стоимости трудовой теории, согласно которому обмениваются товары, имеющие одинаковые стоимости. Однако земля в её естественном виде не имеет стоимости. Стоимость прибавочного продукта, создаваемого наёмным работником (или арендатором), не может заменить в обменном отношении отсутствующую стоимость земли. Получается, при купле-продаже земли обмениваются два товара ― участок земли с нулевой стоимостью и некое благо, обладающее стоимостью. В итоге «иррациональность» крепчает: в отношении земли уже и закон стоимости не действует.

Само признание иррационального характера экономической категории означает, что потерпели неудачу все попытки выявить её сущность с рациональных позиций в рамках принятого постулата стоимости. Вынужденные изъятия, исключения означают, по существу, нарушение принципа единства теории. Наиболее точную характеристику этой крайне неприятной для любой теории ситуации дал основатель Австрийской школы К. Менгер: «Если большую группу важных явлений нельзя подвести под общие законы исследующей их науки, то это ясно показывает, что эти общие законы нуждаются в пересмотре»35.

Несмотря на все отступления от принципов, положенных в основу трудовой теории, принятая трактовка цены земли всё-таки не объясняет всех возможных в реальной действительности ситуаций. Например, участок неудобья (болота, каменистой пустоши) не приносит ренты. Если субъект покупает его не для извлечения дохода, а под постройку дома для проживания с семьёй, как определить цену участка?

Стоимость земли в синтетической концепции

Чтобы не запутаться, следует последовательно рассмотреть основные случаи обменных отношений, при которых формируются стоимости и цена земли.

а). При продаже земли в её естественном виде при отсутствии рентного дохода обе стоимости и цена формируются как для любого другого блага. Земля (природное благо) в этом отношении не обладает никакой спецификой. В частности, в отсутствие затрат факторов производства со стороны продавца его индивидуальная стоимость равна нулю (Спроизв,1=0). Это означает, что, в принципе, собственник земли без ущерба для себя может продать участок за самую минимальную цену (если он не имеет для него потребительской ценности). Такое может произойти, например, при значительном превышении предложения земли над спросом.

Покупатель, со своей стороны, имеет представление об относительной (по отношению к совокупной ценности своего МНТ) ценности для него земли пцч.т. Располагая ресурсами Рсуб, в которых воплощены прошлые затраты его факторов производства, в итоге покупатель определяет количество ресурсов, которое он готов отдать в обмен на товар (Спотр,2>0). Цена продажи участка земли ц1 устанавливается в интервале между стоимостями согласно неравенствам (10а).

б). Если тот же самый участок земли не продаётся, а сдаётся в аренду, индивидуальная стоимость собственника земли Спроизв,1 остаётся равной нулю. Арендатор со своей стороны может только предполагать, какие ресурсы Рсуб (в натуральном и денежном выражении) для расплаты с собственником земли он получит по окончании производственного цикла, например, после уборки урожая. Поэтому в его действиях присутствует элемент риска, и он выступает в качестве учредителя предприятия. Для получения ресурсов Рсуб он планирует задействовать землю, капитал и рабочую силу. Состав и объём (цена) благ, необходимых для компенсации предполагаемых затрат факторов производства, определяют его МНТ. Арендатор оценивает долю, которую занимает ценность аренды земли в совокупной ценности его МНТ пцч.т, и в итоге, имея представление о значениях Рсуб и пцч.т, формирует свою стоимость аренды земли Спотр,2. В результате «столкновения» двух стоимостей ― Спроизв,1 и Спотр,2 определяется значение цены аренды ц1.

Отличие аренды от продажи участка заключается в том, что теперь собственник земли получает не единовременную выплату, а фиксированный ежегодный доход ― ренту. В данном случае рента равна цене аренды ц1. Под рентой понимается доход, не обусловленный затратами собственных факторов производства. Никаких других оснований, кроме наличия права собственности на благо, для взимания ренты нет. Собственник земли сдаёт землю (природное благо) в аренду, арендатор, выступая учредителем, превращает землю в фактор производства. Плата за использование земли арендатором в качестве фактора производства и составляет ренту. (Как известно, существуют и другие формы ренты, но для простоты и определённости можно ограничиться только приведённым примером. Полученные выводы можно легко распространить на все остальные случаи проявления ренты).

В трудовой теории источником земельной ренты считается прибавочная стоимость, создаваемая наёмными рабочими. Рента ― это часть прибавочной стоимости, присваиваемая собственником земли. (Оставшуюся часть прибавочной стоимости присваивает капиталистический предприниматель-арендатор, эксплуатирующий наёмных рабочих).

В синтетической концепции рента (в нашем примере она равна цене аренды земли) устанавливается по результатам обмена собственника участка и арендатора. Источники ренты — те же, что и источники стоимости. В данном случае ренту формирует только одна стоимость, со стороны арендатора Спотр,2. Её источниками являются факторы производства, применённые арендатором, и его способность к субъективной оценке ценности участка земли.

Конец предыдущей фразы требует комментария. Конечно, основой для относительной ценности участка земли для арендатора пцч.т является тот объективный вклад, который вносит участок земли (как фактор производства ― «земля») в получение товарных ресурсов Рсуб. Но разные люди могут при этом давать совершенно разную субъективную оценку роли объективных факторов — плодородию почвы, наличию инфраструктуры, удачному местоположению участка и т. п. Субъективный фактор, основанный на личной оценке, играет при определении стоимости аренды Спотр,2 точно такую же роль, как и при формировании стоимости любого другого товара.

Любая рента, не только получаемая с земли, имеет те же источники.

в). Казалось бы, логика синтетической концепции нарушается при продаже участка земли, приносящего ренту: раз собственник получает с земли доход, ренту, его индивидуальная стоимость Спроизв,1 уже не должна равняться нулю, несмотря на отсутствие затрат факторов производства с его стороны. Но это не так.

Рента, извлекаемая из аренды земли, в какой-то мере является аналогом цены блага, больше всего она похожа на оплату в рассрочку. Поэтому существование ренты равносильно наличию у земельного участка рыночной цены.

Однако в предыдущих главах было показано, что наличие у блага рыночной цены никоим образом не отражается на его стоимости. Напомним, индивидуальная стоимость со стороны продавца Спроизв,1 — это минимальная цена, которую может назначить продавец за свой товар. Величина этого минимума определяется необходимостью компенсации осуществлённых затрат.  Рента (также, как и цена участка земли) может упасть до минимального значения, и всё равно собственнику в отсутствие затрат факторов производства с его стороны, в принципе, будет выгодна продажа участка земли. Следует сравнить эту ситуацию с продажей участка, в который вложены капитал и труд владельца; в этом случае продажа по цене ниже стоимости, то есть, по цене, не окупающей затрат, будет неприемлема, поскольку будет связана с потерей вложенных ресурсов и труда.

Конечно, субъект учитывает величину получаемой им ренты при продаже своей земли, но точно так же он учитывает колебания рыночной цены. Если нет собственных затрат, то отсутствует предел падения ренты и цены, ниже которого субъекту будет невыгодно продавать своё природное благо.

Таким образом, и в рассматриваемом случае продажи участка, приносящего ренту, стоимость собственника земли Спроизв,1 отсутствует (равна нулю). Схема формирования стоимости покупателя Спотр,2 и цены земли не отличается от приведённой в п. (а).

Как мы видим, синтетическая концепция согласна с трудовой теорией в том, что стоимость земли со стороны её собственника Спроизв,1 при отсутствии затрат отсутствует. Но в «запасе» у синтетической концепции есть вторая стоимость, со стороны покупателя (арендатора) земли Спотр,2. Цена земли формируется в результате взаимодействия двух стоимостей. Весь этот процесс полностью соответствует логике и принципам концепции, поэтому нет никакой необходимости объявлять цену земли иррациональной категорией.

г). При продаже ранее купленного участка земли в её естественном виде индивидуальная стоимость продавца Спроизв,1 определяется затратами, осуществлёнными им при покупке участка. Действительно, отдав в своё время в обмен на землю свои ресурсы Рсуб, он получил это природное благо в качестве компенсации за осуществлённые ранее затраты факторов производства, материальным воплощением которых и стали Рсуб. Теперь, при продаже когда-то купленной земли, собственник участка вполне правомерно рассчитывает, по крайней мере, вернуть свои ресурсы Рсуб. Из этого следует, что стоимость продавца Спроизв,1 не равна нулю, она равна той цене, которая была выплачена при покупке земли. Это единственное отличие случая (г) от предыдущих.

Подводя итог, можно констатировать, что в синтетической концепции и стоимости, и цена земли находят своё рациональное объяснение без нарушения целостности самой концепции. Для этого не пришлось делать исключения и изъятия из теории.

Решение этого непростого вопроса лишний раз подтверждает продуктивность принятой концепции стоимости.