• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

ИСТОЧНИКИ СТОИМОСТИ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 

Мы приступаем к поиску решения последней, третьей задачи проблемы стоимости ― выявлению источников стоимости и доходов. В определённом смысле эта задача ― самая важная, так как то или иное её решение имеет значение не только для экономической теории, но может оказать влияние на смежные области гуманитарных наук, да и на всю нашу жизнь. Это как раз та сторона проблемы стоимости, которая из простой теории ценообразования делает её частью политической экономии. В силу особой принципиальности и крайней важности вопроса следует подойти к нему не формально, а разобраться в нём с наивысшей тщательностью (впрочем, это относится и ко всей проблеме стоимости в целом). Главное при этом ― отрешиться от любых пристрастий и строго следовать объективной логике синтетической концепции.

В этой главе речь пойдёт об источниках стоимости; распределение доходов между субъектами производственного процесса будет подвергнуто анализу далее.

Содержание понятия «источник стоимости»

В первую очередь, конечно, следует определиться с содержанием понятия, вынесенного в название этой главы. Речь в ней пойдёт не об источниках товара как физического объекта ― ими являются факторы производства, затраты которых материализуются в товаре. Мы должны выявить источники стоимости товара, то есть источники той самой «субстанции», которая делает возможным обмен товаров, несмотря на качественное различие, кажущуюся несопоставимость их потребительных стоимостей и полезностей.

Раскрыть содержание понятия «источник стоимости» удобнее всего на примере трудовой теории, как наиболее разработанной.

Категорию «стоимость» можно рассматривать с двух сторон ― чисто качественной, как некую «субстанцию», и с количественной, поскольку величину содержащейся в продукте «субстанции» можно измерить и выразить в определённых единицах. Согласно трудовой теории (и классической политэкономии вообще) субстанцию стоимости невозможно непосредственно выделить в товаре. Но она обнаруживает, проявляет себя в процессе обмена во множестве меновых отношений данного товара с другими товарами и, соответственно, в меновых стоимостях: «то общее, что выражается в меновом отношении, или меновой стоимости товаров, и есть их стоимость»21. Если абстрагироваться от всех качественных характеристик товара, связанных с его потребительной стоимостью, количественная мера продукта в меновом отношении будет определяться только «сгустками (затратами) абстрактного труда». Они и представляют собой ту самую искомую «субстанцию». Величина этих затрат определяет величину стоимости и количественную меру товара во всех его меновых отношениях.

Эту логику легче удержать в памяти в виде схемы. На рис. 5 меновая стоимость (10 лососей за 1-го оленя) абсолютно ничего не говорит нам о значении стоимости оленя. Знание менового отношения ― то, что 1 олень приравниваются 10-ти лососям, не меняет ситуации. Однако именно стоимость определяет данное меновое отношение (как и меновые отношения оленя к другим товарам на рынке) и меновую стоимость. Чтобы обнаружить стоимость, мы должны задать производителям оленя и лососей вполне конкретные вопросы о затратах их труда. Из их ответов мы узнаем, что тот и другой затратили на производство своего товара одинаковое количество труда, то есть одинаковое рабочее время ― 200 часов. Причём оба работника являются средними и типичными, и затраты их труда также средние по отрасли. Таким образом, мы обнаружили стоимость (ту самую «субстанцию») в виде затрат абстрактного труда, необходимость которых признана обществом. Причём новая стоимость создаётся только живым трудом, то есть, непосредственным трудом работника в процессе получения данного продукта (оленя), а не прошлым трудом, овеществлённым в средствах производства (охотничьих принадлежностях и т. п.). Величина самих затрат труда измеряется рабочим временем. Равенство затрат рабочего времени на производство конкретного количества товара у обоих субъектов (200 часов) и определяет меновое отношение.

Итак, «субстанция» стоимости ― это общественно необходимые (а не индивидуальные) затраты живого труда в абстрактной, то есть, лишённой всяких качественных различий форме. Отсюда трудовая теория делает вывод, что источником стоимости является живой абстрактный труд.

Следует иметь в виду, что для трудовой теории характерна некоторая терминологическая небрежность: часто, употребляя термин «труд», имеют в виду «затраты труда». Возьмём классическое определение: стоимость ― овеществлённый в товаре общественный труд22. Однако труд (фактор производства) является источником стоимости, но не самой стоимостью, и овеществляется в товаре не труд, а затраты труда конкретного работника. По этой причине стоимость измеряется в рабочих часах, то есть, единицах затрат труда, а сам труд, как чисто качественная категория, не имеет количественного измерения.

Впрочем, формулировки трудовой теории, даже недостаточно выверенные терминологически, настолько устоялись, что они, можно не сомневаться, присутствуют и в этой работе.

Теперь становится понятным, что имеют в виду под источником стоимости в традиционных теориях. Под ним понимается единственный источник «субстанции» стоимости, содержащейся как в собственном, так и чужом товаре. Количества «субстанции» в обоих товарах (равные в объективных теориях, неравные в субъективной) определяют меновое отношение, по которому происходит обмен. Сводка по источникам стоимости в традиционных теориях представлена в табл. 2.

Таблица 2

Источники стоимости в традиционных теориях

Теория стоимости

«Субстанция» стоимости

Источник стоимости

Трудовая

Общественно необходимые затраты живого абстрактного труда

Живой абстрактный труд

Издержек производства

Общественно необходимые затраты всех факторов производства

Все факторы производства

Субъективная

Ценность товара

Способность индивида к субъективной оценке ценности товара

Обоснование субъективной теории

Выяснив, какое содержание вкладывают в понятие «источник стоимости» традиционные теории, мы вправе задать следующий вопрос: где и, главное, как искать источники стоимости в синтетической концепции? Должны ли мы признать источником стоимости только труд или «сделать послабление» и добавить к нему остальные факторы производства? Насколько правомерно рассматривать способность индивида к субъективной оценке ценности блага в качестве источника стоимости? В конце концов, на каких методологических принципах мы должны основывать поиск источников стоимости? В частности, должны ли мы ограничить список «претендентов» теми факторами, что перечислены в табл. 2, или мы обязаны включить в список институт собственности, обмен, товарное производство и т. д.?

Для того, чтобы разобраться с этой чередой вопросов, полезно рассмотреть аргументы, с помощью которых обосновываются традиционные теории стоимости. Обоснование не следует рассматривать как строгое научное доказательство истинности теории, скорее, это тот исходный пункт, на котором базируется вера (очень часто принимающая форму убеждения) сторонников теории. Этот анализ позволит прояснить некоторые важные моменты.

В субъективной теории стоимость напрямую (но неявно, так как сама категория «стоимость» в субъективной теории не употребляется) отождествляется с ценностью товара. Затраты факторов производства (не в ценностной трактовке, а в понимании объективных теорий) исключаются из числа источников меновой стоимости и стоимости. Таким образом, единственным источником стоимости становится способность индивида формировать количественную оценку ценности товара.

Сущность возражений против этой позиции, главным образом, со стороны сторонников трудовой теории, сводится к тому, что полезность («трудовики» говорят о потребительной стоимости) в качестве основы обмена выступает предпосылкой существования стоимости, но не её источником. По их мнению, при отсутствии у товара полезности обмен, действительно, невозможен, но условием установления обменного отношения двух товаров является равенство затрат труда на их изготовление, и полезность тут ни при чём.

Анализируя ситуацию, мы должны отметить два показательных факта, важных с точки зрения поиска методологии выявления источника стоимости в синтетической концепции. Во-первых, что позиция субъективной теории по поводу источника стоимости является прямым следствием принятого в ней постулата стоимости. И, во-вторых, что содержание критических аргументов в адрес субъективной теории основано не на эмпирических данных, полученных из анализа окружающей нас экономической реальности, а на положениях, вытекающих из постулата стоимости другой, трудовой теории.

Обоснование теории издержек производства

Теория издержек производства (другое её название ― теория факторов производства) основана на реально существующем в капиталистическом обществе распределении дохода между капиталистом, земельным собственником и наёмными работниками. Она постулирует, что создателями стоимости являются принадлежащие этим субъектам факторы производства ― капитал, «земля» и труд.

Основной критический аргумент против этой позиции высказал Маркс. Согласно ему, теория издержек производства отражает точку зрения отдельного капиталиста, а именно то, что он реально видит на поверхности общественного экономического процесса. Так как рыночная цена колеблется вокруг цены издержек производства, последняя представляется капиталисту идеальной ценой товара, то есть, стоимостью. Теоретическим воплощением подобного подхода и является теория издержек производства, в которой источниками стоимости считаются все факторы производства.

В противовес этой позиции в трудовой теории утверждают, что в создании продукта принимают участие, действительно, все факторы производства, но присоединяет новую стоимость к старой только один из них― труд. Окончательный вердикт по поводу этого затянувшегося спора вынесли отнюдь не марксисты (или уже не марксисты), которые, между тем, вынуждены были согласиться с тем, что «…марксистская критика теорий факторов производства показала отсутствие каких-либо серьёзных доводов в подтверждение способности всех этих факторов… формировать стоимость. По сути, у критикуемых авторов решающими доказательствами служат лишь ссылки на очевидный факт совместного участия всех факторов производства в создании продукции…»23.

Обоснования трудовой теории

Для обоснования трудовой теории достаточно доказать «особость» труда среди применяемых факторов производства. (Следует заметить, что в трудовой теории её обоснования рассматриваются скорее как доказательства её истинности).

Первое общеизвестное обоснование представлено в «Капитале», и оно особенно интересно тем, что основано на анализе категорий. Содержание аргументации изложено всего в двух фразах: «Как потребительные стоимости товары различаются прежде всего качественно, как меновые стоимости они могут иметь лишь количественные различия, следовательно, не заключают в себе ни одного атома потребительной стоимости. Если отвлечься от потребительной стоимости товарных тел, то у них остаётся лишь одно свойство, а именно то, что они — продукты труда»24.

В основу этой аргументации положен безусловный факт: товар представляет собой единство потребительной стоимости и меновой стоимости. На том основании, что потребительная стоимость «прежде всего» качественная(!) категория, а меновая стоимость ― только количественная(!) категория, делается вывод, что количественная величина обменного отношения (меновой стоимости) не зависит от воплощённых в потребительной стоимости качественных характеристик товара. А раз это так, то — при отсутствии «хотя бы одного атома» качественных характеристик — остаётся единственное (по предположению Маркса) свойство, придающее товарам количественную соизмеримость и делающее их меновыми стоимостями, а именно то, что они ― продукты труда.

При ближайшем рассмотрении обращает на себя внимание утверждение, что потребительные стоимости различаются прежде всего качественно ― ведь в трудовой теории «потребительная стоимость» не «прежде всего», а безусловно является чисто качественной категорией! Если предположить, что вообще (за пределами «прежде всего») потребительные стоимости ранжируются и, тем самым, обладают не только качественными, но и количественными свойствами, вся логика Маркса «сыпется» в самом начале: получится, что своё количественное значение, выражаемое в меновой стоимости, товар получает не только от затрат труда, но и от того, как индивид оценивает объективную важность удовлетворяемой потребности. А это в корне противоречит трудовой теории. Но в данном случае, вероятно, мы имеем дело со стилистической погрешностью или неточным переводом.

Во-вторых, в трудовой теории меновая стоимость также не чисто количественная, а качественно-количественная категория, так как она характеризует не только количественную меру товара в обменном отношении, но и его способность к обмену, а это ― качественная характеристика товара. Но это тоже не более чем стилистическое замечание.

Принципиальное возражение заключается в том, что конечный вывод не аргументируется, а декларируется. В его подтверждение не приводится никаких доводов. Ведь с равной степенью доказательности в приведённой выше цитате «труд» можно заменить на «все факторы производства»: «если отвлечься от потребительной стоимости товарных тел, то у них остаётся лишь одно свойство, а именно то, что они — продукты труда, “земли” и капитала».

Заметим, что здесь метод, применяемый трудовой теорией, вернулся к ней бумерангом: утверждение трудовой теории опровергается, опираясь на постулат стоимости другой теории.

Последний вывод и по своей декларативности, и по степени обоснованности ничем не отличается от вывода Маркса. Поэтому вся логическая цепь Маркса ни в коей мере не доказывает «особость» труда, причинно-следственная связь тут прямо противоположная: конечный вывод вытекает из «особости» труда, положенной в основу трудовой теории.

Вторая цепочка аргументов в наиболее «концентрированном» виде приведена в работе К. Маркса «Заработная плата, цена и прибыль». Суть аргументации сводится к следующему. Товар вступает в множество меновых отношений с другими товарами, однако его стоимость во всех этих случаях остаётся одной и той же. Следовательно, эта стоимость должна быть чем-то отличным от тех разнообразных пропорций, в которых она обменивается на другие товары, и чем-то независимым от них: «...если я говорю, что... стоимость одного квартера пшеницы выражается в определённом количестве железа, я тем самым говорю, что стоимость пшеницы и её эквивалент в виде железа равны какой-то третьей вещи, которая не является ни пшеницей, ни железом, ибо я исхожу из того, что они выражают одну и ту же величину в двух различных формах»25. И формулируется итоговый тезис: «Так как меновые стоимости товаров представляют собой только общественные функции этих вещей и не имеют ничего общего с их естественными свойствами, то мы прежде всего должны спросить: какова общая общественная субстанция всех товаров? Это труд. Чтобы произвести товар, необходимо затратить на него или вложить в него известное количество труда. И я говорю не просто о труде, а об общественном труде»26.

И здесь логика, обосновывающая «особость» труда, декларативна. Понятно, из чего исходит Маркс ― из своего учения о двойственном характере труда. По его мнению, «общей общественной субстанцией всех товаров» может быть только абстрактный труд (точнее сказать, затраты абстрактного труда), то есть обезличенный, лишённый всяких различий человеческий труд, безотносительно его конкретной формы. Однако, что нам мешает и затраты средств производства рассматривать в конкретной форме, создающей потребительную стоимость и полезность, и в абстрактной форме, создающей стоимость? Если вдобавок предположить, что конкретный капитал (та его часть, которая расходуется при создании товара) переносит свою стоимость на продукт, а абстрактный капитал наравне с абстрактным трудом создаёт новую стоимость, мы окончательно «обоснуем» теорию издержек производства. В этом случае мы с той же убеждённостью в своей правоте заявим, что общей общественной субстанцией всех товаров являются общественно необходимые затраты всех факторов производства. Поэтому очевидно, что и это обоснование трудовой теории не может быть признано убедительным. Причина в том, что учение о двойственном характере труда ― следствие принятого постулата стоимости. Нельзя доказать постулат (в форме «особости» труда), опираясь на следствие из него.

Необходимо упомянуть ещё одно возможное обоснование «особости» труда. В трудовой теории утверждается, что новая стоимость создаётся только живым, причём абстрактным трудом, а стоимость потреблённых средств производства (в них овеществлён прошлый труд) лишь переносится на продукт конкретным трудом работника. Уже сама формулировка этого тезиса ставит труд в особое положение по отношению к остальным факторам производства, поэтому его доказательство имело бы решающее значение для трудовой теории.

В попытке такого доказательства утверждают, что капитал, затраченный на приобретение средств и предметов труда, не может увеличить своей величины в процессе производства. Однако какого-либо убедительного обоснования этому не приводят. Маркс приводит такой аргумент: «Рабочий присоединяет к предмету труда новую стоимость... С другой стороны, стоимости потреблённых средств производства мы вновь находим в виде составных частей стоимости продукта, например, стоимость хлопка и веретён (стоимость потреблённых средств производства. ― Ю.А.) — в стоимости пряжи (в стоимости продукта. ― Ю.А.). Следовательно, стоимость средств производства сохраняется, переносясь на продукт»27. Этот довод в пользу «переноса» стоимости средств производства на продукт сводится к констатации того очевидного факта, что затраты сырья, материалов, амортизация оборудования являются составной частью себестоимости (стоимости) производства товара. Однако этот факт не может служить доказательством того, что стоимость потреблённых средств производства не принимает участия в создании новой стоимости. Например, большинство сторонников экономикса убеждены в том, что процент, то есть часть вновь созданной стоимости (согласно марксистской трактовке), является следствием «производительной силы капитала», которая возрастает с введением более эффективных машин и механизмов. С точки зрения трудовой теории они глубоко заблуждаются, но они абсолютно правы, если исходить из парадигмы теории издержек производства.

В трудовой теории тезис о переносе стоимости потреблённых средств производства на продукт служит одним из обоснований двойственного характера труда. В «Капитале» об этом говорится так: «Рабочий не работает вдвойне в одно и то же время: один раз, для того чтобы своим трудом присоединить к хлопку (новую. ― Ю.А.) стоимость, а другой раз, для того чтобы сохранить старую стоимость хлопка... Эта двойственность результата, очевидно, может быть объяснена лишь двойственным характером самого его труда. В одно и то же время труд, в силу одного своего свойства, должен создавать стоимость, а в силу другого свойства должен сохранять или переносить стоимость»28. Из этого видно, что тезис о переносе старой стоимости на продукт (в равной мере, как и положение о труде как источнике новой стоимости) служит подтверждением, а следовательно, дополнительным доказательством существования двойственного характера труда.

Однако в дополнительном доказательстве нет необходимости. Первоначальное разделение в трудовой теории затрат труда на две формы проистекает из двойственного характера самого товара как носителя потребительной стоимости, создаваемой конкретным трудом, и стоимости, создаваемой абстрактным трудом. Поэтому в рамках трудовой теории положение о существовании затрат труда в двух формах ― конкретной и абстрактной сохраняется вне зависимости от того, принимается или нет тезис о переносе стоимости «нетрудовых» факторов производства на продукт.

Обращение к общественной сущности стоимости также не обеспечивает сторонникам трудовой теории решающего прорыва. В частности, они ссылаются на тот факт, что стоимость выражает собой отношение между товаропроизводителями, поэтому энергия машин не является фактором, участвующим в создании стоимости. Действительно, согласно трудовой теории, стоимость ― это  «общественное отношение». Однако товаропроизводители могут вступать в общественные отношения между собой  не только в связи с содержащимися в их товарах затратами труда, но и в связи с содержащимися в них затратами всех факторов производства. Почему из этих двух возможностей принимается только первая, а вторая игнорируется, абсолютно не ясно.

Связь источника стоимости и постулата

Какие же из приведённых выше сведений следуют выводы для обсуждаемой темы ―  формирования методологии поиска и выявления источника стоимости в синтетической концепции?

Первый вывод прямо-таки напрашивается сам собой: мы не можем признать ни одно из перечисленных выше обоснований традиционных теорий стоимости убедительным. Однако это не означает, что хотя бы одно обоснование было окончательно или даже в какой-то мере опровергнуто. И этот второй вывод не менее очевиден, чем первый.

Дело в том, что, как уже отмечалось, в основе каждой теории лежит постулат стоимости ― положение, принимаемое без доказательств. И все перечисленные обоснования не доказывают принятый постулат, наоборот, они вытекают из него. Поэтому невозможно доказать тот или иной постулат (и тем самым, всю теорию стоимости) посредством тех обоснований, которые мы приводили. С другой стороны, каждое обоснование основано на принятом в теории постулате стоимости, и поэтому оно ему не противоречит, ситуация «внутренне непротиворечива». Попытаться опровергнуть обоснование можно только с позиций другой теории, основывающейся на другом постулате. Ситуация усугубляется тем, что в основе всех теорий и их постулатов лежат действительные экономические факты.

Здесь от критики следует перейти к самокритике и признать, что синтетическая концепция так же недоказуема в строго научном смысле, как и её «старшие сёстры». И апелляция к здравому смыслу тоже не поможет: не откажешь ведь апологетам других теорий стоимости в наличии здравого смысла?

Пора сделать важный для методологии поиска источника стоимости вывод. А звучит он так: возможные источники стоимости напрямую вытекают из принятого в теории постулата, и искать их за пределами постулата бесперспективно. Ситуация проста: мы приняли определённый постулат стоимости и теперь должны посмотреть, какие источники стоимости из него следуют. При этом необходимо иметь в виду, что нам никогда не удастся строгим научным, опытным путём доказать истинность тех источников стоимости, которые мы обнаружим.

Источники стоимости в синтетической концепции

Постулат, принятый в синтетической концепции, гласит, что стоимость представляет собой результат соизмерения ценности товара и затрат факторов производства. Если подходить к делу формально, то, следуя методологическому принципу выявления источников стоимости, сформулированному в предыдущем абзаце, источниками стоимости в синтетической концепции мы обязаны признать способность индивида к субъективной оценке ценности блага (это ― источник ценности товара) и факторы производства (источник их затрат). Однако для полного понимания этого короткого вывода требуется пространный комментарий.

Прежде всего обращает на себя внимание некоторое различие в толковании понятия «источник стоимости». В традиционных теориях под ним понимается единственный источник «субстанции» стоимости. В синтетической концепции такой единственный источник отсутствует. Но это не означает, что понятие «источник стоимости» здесь не применимо. Просто понимание его другое: у «субстанции» стоимости не один, а два источника. Меновое отношение формируется субъектом, который знает объём затрат факторов производства, вложенный в создание собственного товара, и относительную оценку ценности чужого товара. И для того, чтобы получить меновое отношение, ему необходимо эти качественно(!) различающиеся «компоненты», содержащиеся в двух разных товарах, своём и чужом, «сплавить» в едином показателе — стоимости. Естественно, ни о каком единственном источнике стоимости в этом случае речи быть не может.

Далее возникает вопрос: а как на решении вопроса об источниках стоимости отражается наличие в синтетической концепции двух стоимостей? Никак. Если мы посмотрим на рис. 5, мы обнаружим там также две стоимости. Отличие синтетической концепции от объективных теорий не в наличии двух стоимостей, а в том, что они, как правило, не равны. Эта ситуация не уникальна, она аналогична той, что имеет место в субъективной теории.

Стоимость как общественная и индивидуальная категория

В трудовой теории подчёркивается общественный, а не индивидуальный характер стоимости. Это положение можно понимать двояко. Во-первых, стоимость проявляется только в сфере обмена, то есть, общественной сфере. Она порождается экономическими отношениями между людьми и вне их не существует. С этой точки зрения стоимость и в синтетической концепции носит общественный характер.

Однако трудовая теория не ограничивается этим. Она рассматривает общественный характер категории «стоимость» и с другой стороны. Она считает, что стоимость — не природное свойство блага, а общественное отношение между товаропроизводителями по поводу пропорции обмена принадлежащих им товаров. Это проявляется в том, что «субстанцией» стоимости являются не индивидуальные, а общественно необходимые затраты труда и величину стоимости составляет не индивидуальное, а общественно необходимое рабочее время.

В синтетической концепции подобное понимание общественного характера категории в полной мере относится к цене, но не к стоимости. Величина стоимости формируется самим субъектом, и только им. Он не вступает ни в какие «общественные отношения» со своим контрагентом ― ни по поводу затраты ими обоими общественного труда на производство разных по своей потребительной стоимости товаров, ни по поводу затраты других факторов производства, ни по поводу оценки ценности обмениваемых товаров. Субъект формирует стоимость на основе не общественных (признанных рынком) и абстрактных, а индивидуальных и конкретных (входящих в калькуляцию себестоимости его товара) затрат факторов производства. При этом он принимает во внимание долю ценности чужого товара в совокупной ценности своего МНТ (пцч.т). С этой точки зрения стоимость представляет собой не «общественное отношение», а сугубо индивидуальную категорию.

Иное положение с ценой. Успешное завершение обмена и установление цены (в соответствии с отражающими «закон стоимости» неравенствами (10а) или (10б))  означает признание осуществлённых субъектом затрат со стороны общества. Без этого признания обмен не осуществится и обменное отношение (выраженное в цене) не возникнет. Поэтому, в отличие от стоимости, величина цены определяется не индивидуальными, а общественно необходимыми затратами факторов производства, потребными для производства товара. В синтетической концепции не стоимость, а цена представляет собой общественное отношение (в понимании трудовой теории).

1. Стоимость товара формируется субъектом на основании конкретных затрат факторов производства. Однако в процессе обмена общество (в лице покупателей) ничего не знает и ничего не желает о них знать. Поэтому затраты факторов производства получают общественное признание в обезличенном, лишённом конкретных различий, то есть, абстрактном виде.

Таким образом, абстрактный характер осуществлённых субъектом затрат факторов производства проявляется не на этапе формирования стоимости, а на этапе формирования цены, как результат действия «закона стоимости». Собственно говоря, то же имеет место и в трудовой теории: субъект не знает заранее, будут ли затраты его труда признаны обществом необходимыми и превратятся ли они в стоимость, или его товар станет материальным воплощением напрасно потраченных сил и средств.

Различие заключается в том, что в трудовой теории стоимость не существует без общественного признания затрат труда, а в синтетической концепции стоимость формируется индивидом и потому не зависит от признания необходимости затрат факторов производства со стороны общества (рынка).

2.  В классической политэкономии меновое отношение (например, 1 олень равен 10-ти лососям) формируется рынком под влиянием стихийных рыночных сил. Во всяком случае, оно формируется не единственным субъектом. В синтетической концепции уже начальное меновое отношение, описываемое равенством (1), формируется исключительно самим субъектом без участия каких-либо других участников рынка. То же относится и к частным меновым отношениям собственного товара субъекта и всех чужих товаров, входящих в его МНТ. Поэтому, если в классической политической экономии меновое отношение двух товаров вследствие механизма своего формирования является общественным, то в синтетической концепции таковым оно становится после установления цены, а на этапе формирования стоимости меновое отношение ― сугубо индивидуальное.

Стоимость и меновая стоимость

Трудовая теория исходит из того, что стоимость ― это определённое количество абстрактного труда, то есть определённое количество содержащегося в товаре общественно необходимого рабочего времени. Поэтому в трудовой теории для измерения стоимости, в принципе, не нужен второй товар. Стоимость измеряется в единицах времени ― рабочих часах, то есть абсолютно, а не по отношению к другому товару, и размерность стоимости ― абсолютная (200 рабочих часов).

Однако на практике для того, чтобы установить величину стоимости, требуется составить меновое отношение между своим и чужим товарами. Только через посредство менового отношения можно выявить величину общественно необходимого рабочего времени, содержащегося в товаре, то есть, стоимость. Поэтому, хотя на рис. 5 направление стрелок ― от стоимости к меновой стоимости, имеет место и процесс противоположного направления: только после установления в процессе рыночного обмена меновой стоимости затраты труда, содержащиеся в товаре, становятся стоимостью.

Источниками стоимости служат факторы производства и способность индивида к субъективной оценке ценности блага. В экономической реальности оба источника проявляются, соответственно, в затратах собственных факторов производства Зсуб и относительной ценности (потребительской или обменной) чужого товара пцч.т. Затраты обретают своё материальное воплощение в ресурсах субъекта Рсуб (собственном товаре или деньгах).

Поскольку стоимость есть специфическая форма выражения общественных экономических отношений, её нельзя непосредственно обнаружить в товаре, она проявляется лишь в процессе обмена, в меновом отношении данного товара к другим. Синтетическая концепция полностью солидарна в этом тезисе с трудовой теорией. Однако, сливаясь в единую «субстанцию», Рсуб и пцч.т образуют не только стоимость, но и то, что в объективных теориях (то есть, в классической политэкономии) называют меновой стоимостью. А меновая стоимость, как известно, представляет собой другую форму записи менового отношения двух товаров ― своего и чужого. Поэтому в синтетической концепции и стоимость товара выражается только относительно ― в единицах чужого товара, относимых к одной единице собственного товара (Спроизв), или в количестве собственного товара, предлагаемого к обмену на одну единицу чужого (Спотр), и никак иначе. Выражение её в абсолютных единицах, например, как в трудовой теории — в часах, невозможно.

В классической политэкономии категории «стоимость» и «меновая стоимость» ― совершенно разные, и несут в себе различное содержание. В синтетической концепции стоимость существует только в виде того, что в классической политэкономии называют меновой стоимостью. Поэтому в синтетической концепции «стоимость» и «меновая стоимость» ― синонимы, они совпадают по смыслу, их формирование описывается одной и той же математической формулой. По этой причине в наличии категории «меновая стоимость» нет необходимости, и она исключена из схемы категорий на рис. 1.

Равноправие факторов производства

Мы видели, что усилия, предпринятые в рамках трудовой теории для обоснования «особости» труда, оказались, в общем-то, не очень успешными. Тем менее успешной будет попытка доказать «особость» какого-либо фактора производства на базе синтетической концепции стоимости.

Выше приведён анализ ситуации, сложившейся в традиционных теориях стоимости. Из него можно сделать вывод, что основой решения вопроса о равноправии всех факторов производства как источников стоимости или «особости» какого-либо одного (а может быть, нескольких) из них может быть только принятый постулат стоимости.

Из принятого в синтетической концепции постулата стоимости не вытекает «особость» труда или труда и капитала. Скорее, логично и само собой вытекает равноправие всех факторов производства при создании стоимости, которое, впрочем, нельзя доказать, поскольку оно следствие постулата, а постулат по определению недоказуем. Во всяком случае, если что и следует обосновывать в синтетической концепции, то это именно неравноправие факторов производства, обратное не нуждается в доказательстве. Поэтому в ней принимается, что в качестве источников стоимости все факторы производства считаются равноправными.

Ссылки на этот вывод, носящий принципиальный характер, будут ещё неоднократно встречаться в следующих главах.

Субъективный источник стоимости

Один из основных тезисов синтетической концепции гласит, что стоимость продукта, произведённого субъектом, должна компенсировать осуществлённые им затраты факторов производства. Казалось бы, что при таком утверждении единственным источником стоимости становятся факторы производства.

В самом деле, можно подумать, что исходное равенство (1)

Рсуб = Рмнт,

лежащее в основе формирования стоимости, не содержит «ни одного атома» полезности и ценности. В вытекающем из него выражении (2)

ССсуб = Рсуб

также не обнаруживается никаких видимых следов относительной ценности пцч.т. Исходя из этого, можно было бы предположить, что способность индивида к субъективной оценке ценности блага не является источником стоимости, а является лишь элементом механизма распределения совокупной стоимости ССсуб между товарами, входящими в минимальный набор, необходимый субъекту для компенсации его затрат — Рмнт. Другими словами, уже равенство (1)  определяет величину ССсуб, и в нём отсутствует ценность. И только из-за того, что субъект вынужден покупать товары не в едином «пакете» (весь МНТ сразу), а по отдельности, ему приходится распределять свои ресурсы Рсуб между товарами, учитывая при этом относительную ценность каждого товара пцч.т. Эту логику можно попробовать усилить ещё одним аргументом: что бы субъект не включил в МНТ и какой бы ценностью МНТ для него не обладал, на величине ССсуб, определяемой по (2), это не отразится.

Более того, возникают сомнения в принятом постулате: согласно ему стоимость представляет собой результат соизмерения затрат факторов производства и ценности чужого товара, однако в формуле (2) ценность товара отсутствует.

На эту логику прежде всего следует заметить, что объём МНТ не «резиновый», он ограничен. В него входят только те блага, которые минимально необходимы субъекту для компенсации затрат его факторов производства с учётом сложившихся стандартов потребления. Сама ограниченность МНТ по составу и объёму говорит о том, что этот набор благ имеет для субъекта вполне определённую потребительскую ценность. Действительно, он не может согласиться на получение только части этого набора благ, то есть, части его потребительской ценности, так как тогда он не сможет компенсировать свои затраты, например, затраты рабочей силы. Это касается не только объёма, но и состава МНТ:  субъект ведь не включает в МНТ только одни огурцы, хотя 5 т огурцов, если исходить исключительно из калорийности, вполне могут заменить собой месячный рацион продуктов.

Очевидно, что, формируя свой МНТ, субъект учитывает ценность входящих в его состав благ. (Подчеркнём: здесь речь идёт не о потребительной стоимости, а именно о полезности и ценности благ). Следствием этого и является равенство совокупной обменной ценности ресурсов субъекта СОЦсуб и потребительской ценности МНТ СПЦмнт (см. (3)). Поэтому меновое отношение (1) составлено субъектом с учётом ценности входящих в МНТ товаров. Совокупная потребительская ценность МНТ присутствует и в формуле расчёта совокупной стоимости (2), но, поскольку относительная ценность пцч.т всего МНТ равна единице, она не показана в формуле. Если учесть это обстоятельство, мы увидим, что формула (2) ничем не отличается от формулы (6).

Максимальное количество собственных ресурсов Рсуб, которое субъект готов отдать за единицу чужого товара, то есть, стоимость Ссуб, напрямую определяется ценностью товара. Тому есть формальное свидетельство: в формуле (6) ценность (пцч.т) присутствует в явном виде. Величина Ссуб определяется относительной субъективной (то есть, в текущий момент времени) важностью данной потребности среди всех потребностей субъекта. Удовлетворение более важной потребности имеет больший приоритет по сравнению с удовлетворением других потребностей. Поэтому и чужой товар, удовлетворяющий более важную потребность, имеет бóльшую долю в совокупной стоимости ССсуб.

Таким образом, ценность товара участвует в процессе формирования стоимости. Следовательно, способность индивида к субъективной оценке ценности блага является одним из источников стоимости. Этот вывод относится не только к индивидуальному (формируемому субъектом), но и общественному меновому отношению, выражающемуся в цене.

Если некое общественное благо, например, парк или озеро, становится частной собственностью, пользование им из бесплатного становится платным. Означает ли это, что мы должны признать институт собственности одним из источников стоимости?

Право собственности отделяет потребителя от блага, принадлежащего производителю. Институт собственности служит одной из предпосылок возникновения обмена и, как следствие, стоимости, но не её источником. При натуральном способе ведения хозяйства продукт не имеет стоимости. Этот пример показывает, что собственность не создаёт, не генерирует стоимость автоматически.

Итак, источниками стоимости в синтетической концепции являются способность индивида к субъективной оценке ценности блага и факторы производства. Обе субстанции в равной мере необходимы для формирования индивидуальной стоимости. В частности, без затрат субъектом принадлежащих ему факторов производства стоимость не образуется. Это положение действует как господствующая тенденция товарного производства. Имеющиеся исключения, например, обмен ресурсов, полученных по наследству, выигранных в лотерею и т. п., не могут поколебать основополагающий характер этой тенденции. Точно так же индивидуальная стоимость отсутствует, если товаропроизводитель по какой-либо причине не заинтересован в обмене, то есть, в чужом товаре, и последний не представляет для него ценности.

Может быть, изложение проблемы стоимости в этой книге из достаточно подробного постепенно становится нудным. Но зато при этом имеется возможность полностью изложить позицию синтетической концепции и сказать всё по обсуждаемым вопросам.

Мы приступаем к поиску решения последней, третьей задачи проблемы стоимости ― выявлению источников стоимости и доходов. В определённом смысле эта задача ― самая важная, так как то или иное её решение имеет значение не только для экономической теории, но может оказать влияние на смежные области гуманитарных наук, да и на всю нашу жизнь. Это как раз та сторона проблемы стоимости, которая из простой теории ценообразования делает её частью политической экономии. В силу особой принципиальности и крайней важности вопроса следует подойти к нему не формально, а разобраться в нём с наивысшей тщательностью (впрочем, это относится и ко всей проблеме стоимости в целом). Главное при этом ― отрешиться от любых пристрастий и строго следовать объективной логике синтетической концепции.

В этой главе речь пойдёт об источниках стоимости; распределение доходов между субъектами производственного процесса будет подвергнуто анализу далее.

Содержание понятия «источник стоимости»

В первую очередь, конечно, следует определиться с содержанием понятия, вынесенного в название этой главы. Речь в ней пойдёт не об источниках товара как физического объекта ― ими являются факторы производства, затраты которых материализуются в товаре. Мы должны выявить источники стоимости товара, то есть источники той самой «субстанции», которая делает возможным обмен товаров, несмотря на качественное различие, кажущуюся несопоставимость их потребительных стоимостей и полезностей.

Раскрыть содержание понятия «источник стоимости» удобнее всего на примере трудовой теории, как наиболее разработанной.

Категорию «стоимость» можно рассматривать с двух сторон ― чисто качественной, как некую «субстанцию», и с количественной, поскольку величину содержащейся в продукте «субстанции» можно измерить и выразить в определённых единицах. Согласно трудовой теории (и классической политэкономии вообще) субстанцию стоимости невозможно непосредственно выделить в товаре. Но она обнаруживает, проявляет себя в процессе обмена во множестве меновых отношений данного товара с другими товарами и, соответственно, в меновых стоимостях: «то общее, что выражается в меновом отношении, или меновой стоимости товаров, и есть их стоимость»21. Если абстрагироваться от всех качественных характеристик товара, связанных с его потребительной стоимостью, количественная мера продукта в меновом отношении будет определяться только «сгустками (затратами) абстрактного труда». Они и представляют собой ту самую искомую «субстанцию». Величина этих затрат определяет величину стоимости и количественную меру товара во всех его меновых отношениях.

Эту логику легче удержать в памяти в виде схемы. На рис. 5 меновая стоимость (10 лососей за 1-го оленя) абсолютно ничего не говорит нам о значении стоимости оленя. Знание менового отношения ― то, что 1 олень приравниваются 10-ти лососям, не меняет ситуации. Однако именно стоимость определяет данное меновое отношение (как и меновые отношения оленя к другим товарам на рынке) и меновую стоимость. Чтобы обнаружить стоимость, мы должны задать производителям оленя и лососей вполне конкретные вопросы о затратах их труда. Из их ответов мы узнаем, что тот и другой затратили на производство своего товара одинаковое количество труда, то есть одинаковое рабочее время ― 200 часов. Причём оба работника являются средними и типичными, и затраты их труда также средние по отрасли. Таким образом, мы обнаружили стоимость (ту самую «субстанцию») в виде затрат абстрактного труда, необходимость которых признана обществом. Причём новая стоимость создаётся только живым трудом, то есть, непосредственным трудом работника в процессе получения данного продукта (оленя), а не прошлым трудом, овеществлённым в средствах производства (охотничьих принадлежностях и т. п.). Величина самих затрат труда измеряется рабочим временем. Равенство затрат рабочего времени на производство конкретного количества товара у обоих субъектов (200 часов) и определяет меновое отношение.

Итак, «субстанция» стоимости ― это общественно необходимые (а не индивидуальные) затраты живого труда в абстрактной, то есть, лишённой всяких качественных различий форме. Отсюда трудовая теория делает вывод, что источником стоимости является живой абстрактный труд.

Следует иметь в виду, что для трудовой теории характерна некоторая терминологическая небрежность: часто, употребляя термин «труд», имеют в виду «затраты труда». Возьмём классическое определение: стоимость ― овеществлённый в товаре общественный труд22. Однако труд (фактор производства) является источником стоимости, но не самой стоимостью, и овеществляется в товаре не труд, а затраты труда конкретного работника. По этой причине стоимость измеряется в рабочих часах, то есть, единицах затрат труда, а сам труд, как чисто качественная категория, не имеет количественного измерения.

Впрочем, формулировки трудовой теории, даже недостаточно выверенные терминологически, настолько устоялись, что они, можно не сомневаться, присутствуют и в этой работе.

Теперь становится понятным, что имеют в виду под источником стоимости в традиционных теориях. Под ним понимается единственный источник «субстанции» стоимости, содержащейся как в собственном, так и чужом товаре. Количества «субстанции» в обоих товарах (равные в объективных теориях, неравные в субъективной) определяют меновое отношение, по которому происходит обмен. Сводка по источникам стоимости в традиционных теориях представлена в табл. 2.

Таблица 2

Источники стоимости в традиционных теориях

Теория стоимости

«Субстанция» стоимости

Источник стоимости

Трудовая

Общественно необходимые затраты живого абстрактного труда

Живой абстрактный труд

Издержек производства

Общественно необходимые затраты всех факторов производства

Все факторы производства

Субъективная

Ценность товара

Способность индивида к субъективной оценке ценности товара

Обоснование субъективной теории

Выяснив, какое содержание вкладывают в понятие «источник стоимости» традиционные теории, мы вправе задать следующий вопрос: где и, главное, как искать источники стоимости в синтетической концепции? Должны ли мы признать источником стоимости только труд или «сделать послабление» и добавить к нему остальные факторы производства? Насколько правомерно рассматривать способность индивида к субъективной оценке ценности блага в качестве источника стоимости? В конце концов, на каких методологических принципах мы должны основывать поиск источников стоимости? В частности, должны ли мы ограничить список «претендентов» теми факторами, что перечислены в табл. 2, или мы обязаны включить в список институт собственности, обмен, товарное производство и т. д.?

Для того, чтобы разобраться с этой чередой вопросов, полезно рассмотреть аргументы, с помощью которых обосновываются традиционные теории стоимости. Обоснование не следует рассматривать как строгое научное доказательство истинности теории, скорее, это тот исходный пункт, на котором базируется вера (очень часто принимающая форму убеждения) сторонников теории. Этот анализ позволит прояснить некоторые важные моменты.

В субъективной теории стоимость напрямую (но неявно, так как сама категория «стоимость» в субъективной теории не употребляется) отождествляется с ценностью товара. Затраты факторов производства (не в ценностной трактовке, а в понимании объективных теорий) исключаются из числа источников меновой стоимости и стоимости. Таким образом, единственным источником стоимости становится способность индивида формировать количественную оценку ценности товара.

Сущность возражений против этой позиции, главным образом, со стороны сторонников трудовой теории, сводится к тому, что полезность («трудовики» говорят о потребительной стоимости) в качестве основы обмена выступает предпосылкой существования стоимости, но не её источником. По их мнению, при отсутствии у товара полезности обмен, действительно, невозможен, но условием установления обменного отношения двух товаров является равенство затрат труда на их изготовление, и полезность тут ни при чём.

Анализируя ситуацию, мы должны отметить два показательных факта, важных с точки зрения поиска методологии выявления источника стоимости в синтетической концепции. Во-первых, что позиция субъективной теории по поводу источника стоимости является прямым следствием принятого в ней постулата стоимости. И, во-вторых, что содержание критических аргументов в адрес субъективной теории основано не на эмпирических данных, полученных из анализа окружающей нас экономической реальности, а на положениях, вытекающих из постулата стоимости другой, трудовой теории.

Обоснование теории издержек производства

Теория издержек производства (другое её название ― теория факторов производства) основана на реально существующем в капиталистическом обществе распределении дохода между капиталистом, земельным собственником и наёмными работниками. Она постулирует, что создателями стоимости являются принадлежащие этим субъектам факторы производства ― капитал, «земля» и труд.

Основной критический аргумент против этой позиции высказал Маркс. Согласно ему, теория издержек производства отражает точку зрения отдельного капиталиста, а именно то, что он реально видит на поверхности общественного экономического процесса. Так как рыночная цена колеблется вокруг цены издержек производства, последняя представляется капиталисту идеальной ценой товара, то есть, стоимостью. Теоретическим воплощением подобного подхода и является теория издержек производства, в которой источниками стоимости считаются все факторы производства.

В противовес этой позиции в трудовой теории утверждают, что в создании продукта принимают участие, действительно, все факторы производства, но присоединяет новую стоимость к старой только один из них― труд. Окончательный вердикт по поводу этого затянувшегося спора вынесли отнюдь не марксисты (или уже не марксисты), которые, между тем, вынуждены были согласиться с тем, что «…марксистская критика теорий факторов производства показала отсутствие каких-либо серьёзных доводов в подтверждение способности всех этих факторов… формировать стоимость. По сути, у критикуемых авторов решающими доказательствами служат лишь ссылки на очевидный факт совместного участия всех факторов производства в создании продукции…»23.

Обоснования трудовой теории

Для обоснования трудовой теории достаточно доказать «особость» труда среди применяемых факторов производства. (Следует заметить, что в трудовой теории её обоснования рассматриваются скорее как доказательства её истинности).

Первое общеизвестное обоснование представлено в «Капитале», и оно особенно интересно тем, что основано на анализе категорий. Содержание аргументации изложено всего в двух фразах: «Как потребительные стоимости товары различаются прежде всего качественно, как меновые стоимости они могут иметь лишь количественные различия, следовательно, не заключают в себе ни одного атома потребительной стоимости. Если отвлечься от потребительной стоимости товарных тел, то у них остаётся лишь одно свойство, а именно то, что они — продукты труда»24.

В основу этой аргументации положен безусловный факт: товар представляет собой единство потребительной стоимости и меновой стоимости. На том основании, что потребительная стоимость «прежде всего» качественная(!) категория, а меновая стоимость ― только количественная(!) категория, делается вывод, что количественная величина обменного отношения (меновой стоимости) не зависит от воплощённых в потребительной стоимости качественных характеристик товара. А раз это так, то — при отсутствии «хотя бы одного атома» качественных характеристик — остаётся единственное (по предположению Маркса) свойство, придающее товарам количественную соизмеримость и делающее их меновыми стоимостями, а именно то, что они ― продукты труда.

При ближайшем рассмотрении обращает на себя внимание утверждение, что потребительные стоимости различаются прежде всего качественно ― ведь в трудовой теории «потребительная стоимость» не «прежде всего», а безусловно является чисто качественной категорией! Если предположить, что вообще (за пределами «прежде всего») потребительные стоимости ранжируются и, тем самым, обладают не только качественными, но и количественными свойствами, вся логика Маркса «сыпется» в самом начале: получится, что своё количественное значение, выражаемое в меновой стоимости, товар получает не только от затрат труда, но и от того, как индивид оценивает объективную важность удовлетворяемой потребности. А это в корне противоречит трудовой теории. Но в данном случае, вероятно, мы имеем дело со стилистической погрешностью или неточным переводом.

Во-вторых, в трудовой теории меновая стоимость также не чисто количественная, а качественно-количественная категория, так как она характеризует не только количественную меру товара в обменном отношении, но и его способность к обмену, а это ― качественная характеристика товара. Но это тоже не более чем стилистическое замечание.

Принципиальное возражение заключается в том, что конечный вывод не аргументируется, а декларируется. В его подтверждение не приводится никаких доводов. Ведь с равной степенью доказательности в приведённой выше цитате «труд» можно заменить на «все факторы производства»: «если отвлечься от потребительной стоимости товарных тел, то у них остаётся лишь одно свойство, а именно то, что они — продукты труда, “земли” и капитала».

Заметим, что здесь метод, применяемый трудовой теорией, вернулся к ней бумерангом: утверждение трудовой теории опровергается, опираясь на постулат стоимости другой теории.

Последний вывод и по своей декларативности, и по степени обоснованности ничем не отличается от вывода Маркса. Поэтому вся логическая цепь Маркса ни в коей мере не доказывает «особость» труда, причинно-следственная связь тут прямо противоположная: конечный вывод вытекает из «особости» труда, положенной в основу трудовой теории.

Вторая цепочка аргументов в наиболее «концентрированном» виде приведена в работе К. Маркса «Заработная плата, цена и прибыль». Суть аргументации сводится к следующему. Товар вступает в множество меновых отношений с другими товарами, однако его стоимость во всех этих случаях остаётся одной и той же. Следовательно, эта стоимость должна быть чем-то отличным от тех разнообразных пропорций, в которых она обменивается на другие товары, и чем-то независимым от них: «...если я говорю, что... стоимость одного квартера пшеницы выражается в определённом количестве железа, я тем самым говорю, что стоимость пшеницы и её эквивалент в виде железа равны какой-то третьей вещи, которая не является ни пшеницей, ни железом, ибо я исхожу из того, что они выражают одну и ту же величину в двух различных формах»25. И формулируется итоговый тезис: «Так как меновые стоимости товаров представляют собой только общественные функции этих вещей и не имеют ничего общего с их естественными свойствами, то мы прежде всего должны спросить: какова общая общественная субстанция всех товаров? Это труд. Чтобы произвести товар, необходимо затратить на него или вложить в него известное количество труда. И я говорю не просто о труде, а об общественном труде»26.

И здесь логика, обосновывающая «особость» труда, декларативна. Понятно, из чего исходит Маркс ― из своего учения о двойственном характере труда. По его мнению, «общей общественной субстанцией всех товаров» может быть только абстрактный труд (точнее сказать, затраты абстрактного труда), то есть обезличенный, лишённый всяких различий человеческий труд, безотносительно его конкретной формы. Однако, что нам мешает и затраты средств производства рассматривать в конкретной форме, создающей потребительную стоимость и полезность, и в абстрактной форме, создающей стоимость? Если вдобавок предположить, что конкретный капитал (та его часть, которая расходуется при создании товара) переносит свою стоимость на продукт, а абстрактный капитал наравне с абстрактным трудом создаёт новую стоимость, мы окончательно «обоснуем» теорию издержек производства. В этом случае мы с той же убеждённостью в своей правоте заявим, что общей общественной субстанцией всех товаров являются общественно необходимые затраты всех факторов производства. Поэтому очевидно, что и это обоснование трудовой теории не может быть признано убедительным. Причина в том, что учение о двойственном характере труда ― следствие принятого постулата стоимости. Нельзя доказать постулат (в форме «особости» труда), опираясь на следствие из него.

Необходимо упомянуть ещё одно возможное обоснование «особости» труда. В трудовой теории утверждается, что новая стоимость создаётся только живым, причём абстрактным трудом, а стоимость потреблённых средств производства (в них овеществлён прошлый труд) лишь переносится на продукт конкретным трудом работника. Уже сама формулировка этого тезиса ставит труд в особое положение по отношению к остальным факторам производства, поэтому его доказательство имело бы решающее значение для трудовой теории.

В попытке такого доказательства утверждают, что капитал, затраченный на приобретение средств и предметов труда, не может увеличить своей величины в процессе производства. Однако какого-либо убедительного обоснования этому не приводят. Маркс приводит такой аргумент: «Рабочий присоединяет к предмету труда новую стоимость... С другой стороны, стоимости потреблённых средств производства мы вновь находим в виде составных частей стоимости продукта, например, стоимость хлопка и веретён (стоимость потреблённых средств производства. ― Ю.А.) — в стоимости пряжи (в стоимости продукта. ― Ю.А.). Следовательно, стоимость средств производства сохраняется, переносясь на продукт»27. Этот довод в пользу «переноса» стоимости средств производства на продукт сводится к констатации того очевидного факта, что затраты сырья, материалов, амортизация оборудования являются составной частью себестоимости (стоимости) производства товара. Однако этот факт не может служить доказательством того, что стоимость потреблённых средств производства не принимает участия в создании новой стоимости. Например, большинство сторонников экономикса убеждены в том, что процент, то есть часть вновь созданной стоимости (согласно марксистской трактовке), является следствием «производительной силы капитала», которая возрастает с введением более эффективных машин и механизмов. С точки зрения трудовой теории они глубоко заблуждаются, но они абсолютно правы, если исходить из парадигмы теории издержек производства.

В трудовой теории тезис о переносе стоимости потреблённых средств производства на продукт служит одним из обоснований двойственного характера труда. В «Капитале» об этом говорится так: «Рабочий не работает вдвойне в одно и то же время: один раз, для того чтобы своим трудом присоединить к хлопку (новую. ― Ю.А.) стоимость, а другой раз, для того чтобы сохранить старую стоимость хлопка... Эта двойственность результата, очевидно, может быть объяснена лишь двойственным характером самого его труда. В одно и то же время труд, в силу одного своего свойства, должен создавать стоимость, а в силу другого свойства должен сохранять или переносить стоимость»28. Из этого видно, что тезис о переносе старой стоимости на продукт (в равной мере, как и положение о труде как источнике новой стоимости) служит подтверждением, а следовательно, дополнительным доказательством существования двойственного характера труда.

Однако в дополнительном доказательстве нет необходимости. Первоначальное разделение в трудовой теории затрат труда на две формы проистекает из двойственного характера самого товара как носителя потребительной стоимости, создаваемой конкретным трудом, и стоимости, создаваемой абстрактным трудом. Поэтому в рамках трудовой теории положение о существовании затрат труда в двух формах ― конкретной и абстрактной сохраняется вне зависимости от того, принимается или нет тезис о переносе стоимости «нетрудовых» факторов производства на продукт.

Обращение к общественной сущности стоимости также не обеспечивает сторонникам трудовой теории решающего прорыва. В частности, они ссылаются на тот факт, что стоимость выражает собой отношение между товаропроизводителями, поэтому энергия машин не является фактором, участвующим в создании стоимости. Действительно, согласно трудовой теории, стоимость ― это  «общественное отношение». Однако товаропроизводители могут вступать в общественные отношения между собой  не только в связи с содержащимися в их товарах затратами труда, но и в связи с содержащимися в них затратами всех факторов производства. Почему из этих двух возможностей принимается только первая, а вторая игнорируется, абсолютно не ясно.

Связь источника стоимости и постулата

Какие же из приведённых выше сведений следуют выводы для обсуждаемой темы ―  формирования методологии поиска и выявления источника стоимости в синтетической концепции?

Первый вывод прямо-таки напрашивается сам собой: мы не можем признать ни одно из перечисленных выше обоснований традиционных теорий стоимости убедительным. Однако это не означает, что хотя бы одно обоснование было окончательно или даже в какой-то мере опровергнуто. И этот второй вывод не менее очевиден, чем первый.

Дело в том, что, как уже отмечалось, в основе каждой теории лежит постулат стоимости ― положение, принимаемое без доказательств. И все перечисленные обоснования не доказывают принятый постулат, наоборот, они вытекают из него. Поэтому невозможно доказать тот или иной постулат (и тем самым, всю теорию стоимости) посредством тех обоснований, которые мы приводили. С другой стороны, каждое обоснование основано на принятом в теории постулате стоимости, и поэтому оно ему не противоречит, ситуация «внутренне непротиворечива». Попытаться опровергнуть обоснование можно только с позиций другой теории, основывающейся на другом постулате. Ситуация усугубляется тем, что в основе всех теорий и их постулатов лежат действительные экономические факты.

Здесь от критики следует перейти к самокритике и признать, что синтетическая концепция так же недоказуема в строго научном смысле, как и её «старшие сёстры». И апелляция к здравому смыслу тоже не поможет: не откажешь ведь апологетам других теорий стоимости в наличии здравого смысла?

Пора сделать важный для методологии поиска источника стоимости вывод. А звучит он так: возможные источники стоимости напрямую вытекают из принятого в теории постулата, и искать их за пределами постулата бесперспективно. Ситуация проста: мы приняли определённый постулат стоимости и теперь должны посмотреть, какие источники стоимости из него следуют. При этом необходимо иметь в виду, что нам никогда не удастся строгим научным, опытным путём доказать истинность тех источников стоимости, которые мы обнаружим.

Источники стоимости в синтетической концепции

Постулат, принятый в синтетической концепции, гласит, что стоимость представляет собой результат соизмерения ценности товара и затрат факторов производства. Если подходить к делу формально, то, следуя методологическому принципу выявления источников стоимости, сформулированному в предыдущем абзаце, источниками стоимости в синтетической концепции мы обязаны признать способность индивида к субъективной оценке ценности блага (это ― источник ценности товара) и факторы производства (источник их затрат). Однако для полного понимания этого короткого вывода требуется пространный комментарий.

Прежде всего обращает на себя внимание некоторое различие в толковании понятия «источник стоимости». В традиционных теориях под ним понимается единственный источник «субстанции» стоимости. В синтетической концепции такой единственный источник отсутствует. Но это не означает, что понятие «источник стоимости» здесь не применимо. Просто понимание его другое: у «субстанции» стоимости не один, а два источника. Меновое отношение формируется субъектом, который знает объём затрат факторов производства, вложенный в создание собственного товара, и относительную оценку ценности чужого товара. И для того, чтобы получить меновое отношение, ему необходимо эти качественно(!) различающиеся «компоненты», содержащиеся в двух разных товарах, своём и чужом, «сплавить» в едином показателе — стоимости. Естественно, ни о каком единственном источнике стоимости в этом случае речи быть не может.

Далее возникает вопрос: а как на решении вопроса об источниках стоимости отражается наличие в синтетической концепции двух стоимостей? Никак. Если мы посмотрим на рис. 5, мы обнаружим там также две стоимости. Отличие синтетической концепции от объективных теорий не в наличии двух стоимостей, а в том, что они, как правило, не равны. Эта ситуация не уникальна, она аналогична той, что имеет место в субъективной теории.

Стоимость как общественная и индивидуальная категория

В трудовой теории подчёркивается общественный, а не индивидуальный характер стоимости. Это положение можно понимать двояко. Во-первых, стоимость проявляется только в сфере обмена, то есть, общественной сфере. Она порождается экономическими отношениями между людьми и вне их не существует. С этой точки зрения стоимость и в синтетической концепции носит общественный характер.

Однако трудовая теория не ограничивается этим. Она рассматривает общественный характер категории «стоимость» и с другой стороны. Она считает, что стоимость — не природное свойство блага, а общественное отношение между товаропроизводителями по поводу пропорции обмена принадлежащих им товаров. Это проявляется в том, что «субстанцией» стоимости являются не индивидуальные, а общественно необходимые затраты труда и величину стоимости составляет не индивидуальное, а общественно необходимое рабочее время.

В синтетической концепции подобное понимание общественного характера категории в полной мере относится к цене, но не к стоимости. Величина стоимости формируется самим субъектом, и только им. Он не вступает ни в какие «общественные отношения» со своим контрагентом ― ни по поводу затраты ими обоими общественного труда на производство разных по своей потребительной стоимости товаров, ни по поводу затраты других факторов производства, ни по поводу оценки ценности обмениваемых товаров. Субъект формирует стоимость на основе не общественных (признанных рынком) и абстрактных, а индивидуальных и конкретных (входящих в калькуляцию себестоимости его товара) затрат факторов производства. При этом он принимает во внимание долю ценности чужого товара в совокупной ценности своего МНТ (пцч.т). С этой точки зрения стоимость представляет собой не «общественное отношение», а сугубо индивидуальную категорию.

Иное положение с ценой. Успешное завершение обмена и установление цены (в соответствии с отражающими «закон стоимости» неравенствами (10а) или (10б))  означает признание осуществлённых субъектом затрат со стороны общества. Без этого признания обмен не осуществится и обменное отношение (выраженное в цене) не возникнет. Поэтому, в отличие от стоимости, величина цены определяется не индивидуальными, а общественно необходимыми затратами факторов производства, потребными для производства товара. В синтетической концепции не стоимость, а цена представляет собой общественное отношение (в понимании трудовой теории).

1. Стоимость товара формируется субъектом на основании конкретных затрат факторов производства. Однако в процессе обмена общество (в лице покупателей) ничего не знает и ничего не желает о них знать. Поэтому затраты факторов производства получают общественное признание в обезличенном, лишённом конкретных различий, то есть, абстрактном виде.

Таким образом, абстрактный характер осуществлённых субъектом затрат факторов производства проявляется не на этапе формирования стоимости, а на этапе формирования цены, как результат действия «закона стоимости». Собственно говоря, то же имеет место и в трудовой теории: субъект не знает заранее, будут ли затраты его труда признаны обществом необходимыми и превратятся ли они в стоимость, или его товар станет материальным воплощением напрасно потраченных сил и средств.

Различие заключается в том, что в трудовой теории стоимость не существует без общественного признания затрат труда, а в синтетической концепции стоимость формируется индивидом и потому не зависит от признания необходимости затрат факторов производства со стороны общества (рынка).

2.  В классической политэкономии меновое отношение (например, 1 олень равен 10-ти лососям) формируется рынком под влиянием стихийных рыночных сил. Во всяком случае, оно формируется не единственным субъектом. В синтетической концепции уже начальное меновое отношение, описываемое равенством (1), формируется исключительно самим субъектом без участия каких-либо других участников рынка. То же относится и к частным меновым отношениям собственного товара субъекта и всех чужих товаров, входящих в его МНТ. Поэтому, если в классической политической экономии меновое отношение двух товаров вследствие механизма своего формирования является общественным, то в синтетической концепции таковым оно становится после установления цены, а на этапе формирования стоимости меновое отношение ― сугубо индивидуальное.

Стоимость и меновая стоимость

Трудовая теория исходит из того, что стоимость ― это определённое количество абстрактного труда, то есть определённое количество содержащегося в товаре общественно необходимого рабочего времени. Поэтому в трудовой теории для измерения стоимости, в принципе, не нужен второй товар. Стоимость измеряется в единицах времени ― рабочих часах, то есть абсолютно, а не по отношению к другому товару, и размерность стоимости ― абсолютная (200 рабочих часов).

Однако на практике для того, чтобы установить величину стоимости, требуется составить меновое отношение между своим и чужим товарами. Только через посредство менового отношения можно выявить величину общественно необходимого рабочего времени, содержащегося в товаре, то есть, стоимость. Поэтому, хотя на рис. 5 направление стрелок ― от стоимости к меновой стоимости, имеет место и процесс противоположного направления: только после установления в процессе рыночного обмена меновой стоимости затраты труда, содержащиеся в товаре, становятся стоимостью.

Источниками стоимости служат факторы производства и способность индивида к субъективной оценке ценности блага. В экономической реальности оба источника проявляются, соответственно, в затратах собственных факторов производства Зсуб и относительной ценности (потребительской или обменной) чужого товара пцч.т. Затраты обретают своё материальное воплощение в ресурсах субъекта Рсуб (собственном товаре или деньгах).

Поскольку стоимость есть специфическая форма выражения общественных экономических отношений, её нельзя непосредственно обнаружить в товаре, она проявляется лишь в процессе обмена, в меновом отношении данного товара к другим. Синтетическая концепция полностью солидарна в этом тезисе с трудовой теорией. Однако, сливаясь в единую «субстанцию», Рсуб и пцч.т образуют не только стоимость, но и то, что в объективных теориях (то есть, в классической политэкономии) называют меновой стоимостью. А меновая стоимость, как известно, представляет собой другую форму записи менового отношения двух товаров ― своего и чужого. Поэтому в синтетической концепции и стоимость товара выражается только относительно ― в единицах чужого товара, относимых к одной единице собственного товара (Спроизв), или в количестве собственного товара, предлагаемого к обмену на одну единицу чужого (Спотр), и никак иначе. Выражение её в абсолютных единицах, например, как в трудовой теории — в часах, невозможно.

В классической политэкономии категории «стоимость» и «меновая стоимость» ― совершенно разные, и несут в себе различное содержание. В синтетической концепции стоимость существует только в виде того, что в классической политэкономии называют меновой стоимостью. Поэтому в синтетической концепции «стоимость» и «меновая стоимость» ― синонимы, они совпадают по смыслу, их формирование описывается одной и той же математической формулой. По этой причине в наличии категории «меновая стоимость» нет необходимости, и она исключена из схемы категорий на рис. 1.

Равноправие факторов производства

Мы видели, что усилия, предпринятые в рамках трудовой теории для обоснования «особости» труда, оказались, в общем-то, не очень успешными. Тем менее успешной будет попытка доказать «особость» какого-либо фактора производства на базе синтетической концепции стоимости.

Выше приведён анализ ситуации, сложившейся в традиционных теориях стоимости. Из него можно сделать вывод, что основой решения вопроса о равноправии всех факторов производства как источников стоимости или «особости» какого-либо одного (а может быть, нескольких) из них может быть только принятый постулат стоимости.

Из принятого в синтетической концепции постулата стоимости не вытекает «особость» труда или труда и капитала. Скорее, логично и само собой вытекает равноправие всех факторов производства при создании стоимости, которое, впрочем, нельзя доказать, поскольку оно следствие постулата, а постулат по определению недоказуем. Во всяком случае, если что и следует обосновывать в синтетической концепции, то это именно неравноправие факторов производства, обратное не нуждается в доказательстве. Поэтому в ней принимается, что в качестве источников стоимости все факторы производства считаются равноправными.

Ссылки на этот вывод, носящий принципиальный характер, будут ещё неоднократно встречаться в следующих главах.

Субъективный источник стоимости

Один из основных тезисов синтетической концепции гласит, что стоимость продукта, произведённого субъектом, должна компенсировать осуществлённые им затраты факторов производства. Казалось бы, что при таком утверждении единственным источником стоимости становятся факторы производства.

В самом деле, можно подумать, что исходное равенство (1)

Рсуб = Рмнт,

лежащее в основе формирования стоимости, не содержит «ни одного атома» полезности и ценности. В вытекающем из него выражении (2)

ССсуб = Рсуб

также не обнаруживается никаких видимых следов относительной ценности пцч.т. Исходя из этого, можно было бы предположить, что способность индивида к субъективной оценке ценности блага не является источником стоимости, а является лишь элементом механизма распределения совокупной стоимости ССсуб между товарами, входящими в минимальный набор, необходимый субъекту для компенсации его затрат — Рмнт. Другими словами, уже равенство (1)  определяет величину ССсуб, и в нём отсутствует ценность. И только из-за того, что субъект вынужден покупать товары не в едином «пакете» (весь МНТ сразу), а по отдельности, ему приходится распределять свои ресурсы Рсуб между товарами, учитывая при этом относительную ценность каждого товара пцч.т. Эту логику можно попробовать усилить ещё одним аргументом: что бы субъект не включил в МНТ и какой бы ценностью МНТ для него не обладал, на величине ССсуб, определяемой по (2), это не отразится.

Более того, возникают сомнения в принятом постулате: согласно ему стоимость представляет собой результат соизмерения затрат факторов производства и ценности чужого товара, однако в формуле (2) ценность товара отсутствует.

На эту логику прежде всего следует заметить, что объём МНТ не «резиновый», он ограничен. В него входят только те блага, которые минимально необходимы субъекту для компенсации затрат его факторов производства с учётом сложившихся стандартов потребления. Сама ограниченность МНТ по составу и объёму говорит о том, что этот набор благ имеет для субъекта вполне определённую потребительскую ценность. Действительно, он не может согласиться на получение только части этого набора благ, то есть, части его потребительской ценности, так как тогда он не сможет компенсировать свои затраты, например, затраты рабочей силы. Это касается не только объёма, но и состава МНТ:  субъект ведь не включает в МНТ только одни огурцы, хотя 5 т огурцов, если исходить исключительно из калорийности, вполне могут заменить собой месячный рацион продуктов.

Очевидно, что, формируя свой МНТ, субъект учитывает ценность входящих в его состав благ. (Подчеркнём: здесь речь идёт не о потребительной стоимости, а именно о полезности и ценности благ). Следствием этого и является равенство совокупной обменной ценности ресурсов субъекта СОЦсуб и потребительской ценности МНТ СПЦмнт (см. (3)). Поэтому меновое отношение (1) составлено субъектом с учётом ценности входящих в МНТ товаров. Совокупная потребительская ценность МНТ присутствует и в формуле расчёта совокупной стоимости (2), но, поскольку относительная ценность пцч.т всего МНТ равна единице, она не показана в формуле. Если учесть это обстоятельство, мы увидим, что формула (2) ничем не отличается от формулы (6).

Максимальное количество собственных ресурсов Рсуб, которое субъект готов отдать за единицу чужого товара, то есть, стоимость Ссуб, напрямую определяется ценностью товара. Тому есть формальное свидетельство: в формуле (6) ценность (пцч.т) присутствует в явном виде. Величина Ссуб определяется относительной субъективной (то есть, в текущий момент времени) важностью данной потребности среди всех потребностей субъекта. Удовлетворение более важной потребности имеет больший приоритет по сравнению с удовлетворением других потребностей. Поэтому и чужой товар, удовлетворяющий более важную потребность, имеет бóльшую долю в совокупной стоимости ССсуб.

Таким образом, ценность товара участвует в процессе формирования стоимости. Следовательно, способность индивида к субъективной оценке ценности блага является одним из источников стоимости. Этот вывод относится не только к индивидуальному (формируемому субъектом), но и общественному меновому отношению, выражающемуся в цене.

Если некое общественное благо, например, парк или озеро, становится частной собственностью, пользование им из бесплатного становится платным. Означает ли это, что мы должны признать институт собственности одним из источников стоимости?

Право собственности отделяет потребителя от блага, принадлежащего производителю. Институт собственности служит одной из предпосылок возникновения обмена и, как следствие, стоимости, но не её источником. При натуральном способе ведения хозяйства продукт не имеет стоимости. Этот пример показывает, что собственность не создаёт, не генерирует стоимость автоматически.

Итак, источниками стоимости в синтетической концепции являются способность индивида к субъективной оценке ценности блага и факторы производства. Обе субстанции в равной мере необходимы для формирования индивидуальной стоимости. В частности, без затрат субъектом принадлежащих ему факторов производства стоимость не образуется. Это положение действует как господствующая тенденция товарного производства. Имеющиеся исключения, например, обмен ресурсов, полученных по наследству, выигранных в лотерею и т. п., не могут поколебать основополагающий характер этой тенденции. Точно так же индивидуальная стоимость отсутствует, если товаропроизводитель по какой-либо причине не заинтересован в обмене, то есть, в чужом товаре, и последний не представляет для него ценности.

Может быть, изложение проблемы стоимости в этой книге из достаточно подробного постепенно становится нудным. Но зато при этом имеется возможность полностью изложить позицию синтетической концепции и сказать всё по обсуждаемым вопросам.